Очень сильный муссон

В Веревкин| опубликовано в номере №41, ноябрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

С мандатом «Смены» вокруг света

1

ОТГОЛОСКИ муссона - чувствовались уже в Оденском заливе. Даже на стоянке в Периме - необычный свежий ветерок удивил «стариков», привыкших к полному штилю в гавани Перис?. После кошмарной, удушающей жары - Красного моря - свежий ветерок - радовал и освежал.

Берега Аравии и Африки - затянулись горизонтом - в голубую призрачную даль. Зыбило. По заливу гулял Зюйд-ост балла на четыре. «Трансбалт» шел вперед по прямому курсу на ост.

Легкие бортовые крены - разнообразили переход. Внизу, в кочегарке - вентиляторы давали тонны - свежего ветра, кочегары отдыхали после адовых вахт Красного моря.

Старший помощник капитана, капитан дальнего плавания, Иван Семенович, лукаво посматривал на нас, советовал запастись якорным илом1) и отдавал команду - палубным, убрать тенты с верхних палуб и боотдэка 2).

Старший радист - похожий на индийского чиновника или китайского - дзюн-дзюна, в десятый раз принимал одну и ту же депешу от очередной береговой радиостанции: в «Индийском Веристронг монсун».

За столом в кают-компании он кисло улыбался и уверял, что прекрасно переносит всякое такое, сякое, но... черт бы побрал веристронг муссон и бортовые качки...

В ту самую ночь - я по обыкновению, взял свое полотенце, подушку и отправился на боотдэк к борту шлюпки номер пять. Там лежал мой пробковый матрац и там обычно я ночевал.

Спать в каютах, значило, задыхаться и делать из сна самую неудобоваримую комбинацию, - отдыха, зевоты, бессонницы и желания заснуть. Сон вне каюты имел свои дурные стороны. Очаровательно засыпать под убаюкивающий - ворчливый рокот волн, и лаской свежих ночных дуновений - но просыпаться!...

Пробуждение на палубе также возмутительно неприятно, как попытка заснуть в душной каюте. Все тело покрывается липкой слизью, - как при купанье в застойной луже.

Но обычно, слизь смывается через пару минут после пробуждения. Тепловатая соленая, морская вода - смывает с тела пот и росу тропиков.

Как я заснул, не помню. Очевидно - заснул сразу, как лег. Но, - ночью, кажется, на третьей вахте меня разбудил свежий ветер. Мое полотнище – трепетало, и ветер срывал его с меня. Я продел большие пальцы ног в угловые дырочки, а головной угол прикрепил кончиком к концу - болтавшемуся у борта шлюпки. Проделав такую сложную операцию - я постарался заснуть.

Что у меня крепкий сон, - сомневаться, вообще говоря, трудно. Меня клали сонного на пианино и наигрывали на нижних тонах собачьи вальсы.

Ничего. Выдерживал. Но тут - зюйд-ост - надул свои щеки и вдвинул под полотенце такую дозу своей муссонистой энергии, что я, матрац и подушка - поехали под мостик капитана.

Пришлось в срочном порядке эвакуироваться в каюту, на спардэк.

2

С УТРА по палубным коридорам забубнили двери. Сухие, неприятные удары - резали нервы. И когда кто-нибудь не захлопывал плотно дверь, то обитатели прилежащих кают вполне основательно обкладывали виновного малым морским... в закон и потомство.

Койка подозрительно уезжала каждые три секунды то вниз, то вверх и я начал терять всякую надежду - сообразить, где моя голова и где мои ноги. Чтобы не ездить, - и чувствовать себя попрочнее, я из ног и рук сделал род распорок и после такой реформы передвигался вместе с койкой. Голова моя, которую я все-таки определил, подпирала к верхней стенке, подушку.

В каюту падал мрачный полумрак. Небо затянулось бурыми хлопьями и поливало океан пресной Ниагарой. На нашу долю досталась основательная порция, и по коридорам струились пресные ручейки.

Пробило уже четыре склянки. До завтрака оставался час. Час нужно было проспать. И я старался, ох, как я старался заснуть... И затем я с тревогой ждал морской болезни. Перед штормом я, как и все храбрился, и презрительным тоном морского волка бросал:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены