О тех, кто штурмует небо

Юлиан Семенов| опубликовано в номере №790, апрель 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Глубокая вера молодежи в победу коммунизма, стремление отдать этому благородному делу все свои силы и знания, как эстафета, передались от комсомольцев 20 - х годов нынешнему поколению покорителей Сибири. Развернутым фронтом сражаются за победу коммунизма парни и девушки, пришедшие в сибирскую тайгу по путевкам Ленинского комсомола. Они достойно продолжают дело, начатое их отцами и старшими братьями почти четыре десятилетия тому назад, успешно выполняют обещание, данное сибирскими комсомольцами Ильичу.

Ниже мы публикуем документальные новеллы нашего специального корреспондента, побывавшего недавно на строительстве железнодорожной трассы Абакан - Тайшет.

Эдик Зайков

Он такой же, как и год тому назад, когда мы только познакомились: улыбчивый, тихий, с удивительно добрыми глазами. Смотришь на него, слушаешь его чуть окающую речь и невольно дивишься: этот ли парень выделывал здесь в самые трудные, в самые первые дни такие чудеса?

На перевал в тридцати с лишним километрах от Кошурникова, именуемый здесь кратко и непоэтично «Коза», были заброшены комсомольцы. Хотя «заброшены» - слово явно не подходящее. Никто их туда не забрасывал. Шел по тайге трелевочный трактор, шел, замирая на обрывистых глинистых склонах, отчаянными рывками бросаясь вперед а сзади, растянувщись в цепочку, нагруженные нехитрым скарбом землепроходцев и путешественников, вышагивали по мерзлой октябрьской земле комсомольцы.

Долог и труден был их путь. Это был путь на небо в самом прямом смысле этого слова. Ребята стояли на перевале, а к земле, к их ногам, словно давно не мытые и не стриженные белые пудели, ластились облака.

Забрались на небо, поставили палатку, укрепив ее колышками, вбитыми все - таки в землю, а не в облака, и начали работу. Строили дом, подготавливали плацдарм для наступления, рубили просеку. Работали по десять часов в сутки, не думая ни о сверхурочных, ни о премиальных. Приходили в палатку и, жарко растопив печку, валились с ног от усталости. Засыпали мгновенно...

Земля превратилась в чугун, луна тоже мерзла в небе, окруженная сине - желтым ореолом - символом грядущих, еще более страшных морозов.

Поздно ночью, когда начинали трещать стволы деревьев и тишина от этого становилась особенно ощутимой, снизу доносился негромкий рокот трактора: это ехал Эдик Зайков с продуктами и бензином для пил «дружба». Езда вверх - десять часов, вниз - восемь. Сна - три - четыре часа...

В ту ночь мороз был особенно лютым, землю припорошило снегом. Эдик сгрузил канистры, продукты, новые топоры и пилы. Зашел в палатку. Ребята спали. Печь была раскалена докрасна - иначе съел бы мороз. Эдику захотелось лечь здесь в тепле и уснуть.

«Трактор, - подумал он сердито, - чертова машина! Забарахлит - потом не заведешь».

И он пошел в мороз и лег на дрожащий теплый капот. Он уснул сразу же, как только положил под голову охапку новой ветоши. Ему приснился футбольный матч. «Спартак» проигрывал, и Эдик кричал что - то обидное игрокам, особенно Нетто, своему любимцу. И его соседи тоже кричали. Громче, яростней, страшней! А потом Эдика стали пинать и толкать в спину и в голову. Он в ужасе открыл глаза и увидел ребят на снегу: в трусах, в майках. Они стояли там, где только что была палатка. Но палатки не было: она сгорела. Уставшие ребята даже не почувствовали, когда она вспыхнула. А теперь они стояли кто в чем был...

Зайков протер глаза, ошалело замотал головой, натер лицо снегом и кинулся в кабину. Ребята облепили трактор - все пятнадцать человек должны были спуститься вниз, чтобы не померзнуть.

Зайков спустился за три часа. Он не сидел в кабине, он стоял. Тряслись колени, деревенели икры. Он был весь зрение: один неверный сантиметр - и машина с людьми рухнет с обрыва. И скорость, все время скорость!

... Он привез ребят в Кошурниково. Комсомольцы быстро переоделись, взяли новую палатку, все необходимое для дальнейшей работы, и Зайков повез их обратно на Козу, на небо. Он привез их, и они спросили:

- Эдик, а спать когда?

- Завтра, - ответил Зайков. - А то мне сегодня всякая ерунда снится.

Буруны

Девятого мая выпал снег, пушистый, нежный, совсем октябрьский. Он осторожно опускался на землю всю ночь и все утро. А днем пришло солнце - по - настоящему жаркое, майское солнце.

На следующее утро река Джебь вышла из берегов и грозила каждую минуту снести мост, так неистово она билась о сваи. Вода перехлестнула через настил и выгнула деревянный мост, как прутик.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены