Немецкий язык

Ю Нейман| опубликовано в номере №276, декабрь 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

До XVI века трудно говорить о немецком языке как о едином организме: мелкие княжества, составлявшие феодальную Германию, не имели общего языка.

Первые попытки создания языка литературного принадлежат канцеляристам и бродячим поэтам-певцам – миннезингерам, переносившим из княжества в княжество свои сказания и песни. Учителями миннезингеров были провансальские трубадуры. Немецкие поэты заимствовали у провансальцев сюжеты сказок, обороты речи, слова. Так, в XIII веке впервые проявилось французское влияние, сыгравшее немалую роль в дальнейшем развитии немецкого языка и культуры.

Шел XVI век – век растущей торговой буржуазии, век гуманизма. Из Италии повеяло свежим ветром. Перед изумленными глазами людей предстало мраморное тело Венеры, пролежавшей века в земле. Из подземелий извлекали книги, уцелевшие от костров средневековья.

Итальянец Боккачьо осмеивал жирных и корыстолюбивых монахов. Рабле широкими мазками писал своих веселых великанов. Германское возрождение выдвинуло Рейхлина, Гуттена и Эразма Роттердамского.

«Похвальное слово глупости» Эразма – одно из лучших творений той эпохи. Но этот блистательный памфлет на князей и монахов написан по-латыни.

Потребность в общем языке росла. Единство языка было необходимо как единство монеты, мер и овсов. Разноязычие препятствовало правильному развитию торговли. Решающую роль в создании общего литературного немецкого языка сыграл Лютер.

Основатель нового религиозного учения, Лютер в начале своей деятельности выступал прогрессивно. Он призывал громы на головы католических епископов и кардиналов: «Если мы наказываем: воров – мечом, убийцу– виселицей, – то почему бы не напасть на этих учителей гибели и не омыть наши руки в их крови?»

Пышным обрядам католической церкви Лютер противопоставил суровое христианство первых веков. Стремясь популяризировать святое писание, он переводит библию на свой родной, верхнесаксонский язык, пополняя его оборотами курфюрстской канцелярии и словами других наречий. Язык лютеровой библии дал основу современному немецкому языку.

Искра, брошенная учением Лютера, упала на подготовленную почву. Она разгорелась в пожар крестьянской войны.

Своим переводом библии Лютер, по выражению Маркса, «дал в руки плебейского восстания мощное орудие». Именем лютеровой библии грозили князьям и епископам в то время, как сам основатель учения давно уже сдал свои прогрессивные позиции.

Но дело было совершено. Язык новой библии вопреки воле ее автора стал общим языком восставших. Он – оружие их классовой борьбы. Гуманист Ульрих фон-Гуттен в своих работах и речах сознательно отказывается от латыни, чтобы быть понятным массам. У истоков своей истории литературный немецкий язык – детище революции.

Распространению общего языка содействовало изобретение Гутенберга. Отметим: Германия – родина книгопечатания. На первых книгах ввиде рекламы сообщалось: «Написана на общем немецком языке».

Латынь еще долго боролась за первенство в немецкой науке. Гениальный Лейбниц, открывший собой блестящую плеяду философов, прославивших Германию, писал свои труды частью по-латыни, частью по-французски. Ученик его, Вольф, был пионером в деле преподавания философии на немецком языке. Начиная с Вольфа немецкий язык становится родным языком философии, языком Канта, Шеллинга, Гегеля. Энгельс говорил: «Если бы немецкому научному социализму не предшествовала немецкая философия, то немецкий социализм, единственный научный социализм, который когда-либо существовал, никогда не мог бы сложиться».

В России в первой половине XIX века немецкий язык изучали для того, чтобы приобщиться к миру философии и романтики. Романтика эта в то время отнюдь не была реакционной. Вспомним Ленского:

«Он из Германии туманной

Привез учености плоды,

Вольнолюбивые мечты,

Дух пылкий и довольно странный...» Учением немецкого философа Шеллинга увлекался кружок московских «любомудров» – философствующих юношей, во главе с безвременно умершим поэтом Вен еветино-вым. В 40-х годах немецкими философами зачитывается студенческий кружок Станкевича.

Для нас немецкий язык, на котором написаны «Коммунистический манифест» и «Капитал», – прежде всего язык Маркса и Энгельса, язык Либкнехта, Розы Люксембург, Эрнста Тельмана.

Германия по праву считалась страной смелой научной мысли. Вольфганг Гете, поэт, был и великим ученым. Немецкий язык – язык ученого Александра Гумбольта, знаменитого бактериолога Коха, мимика Абдерхальдена, отца агрономии Либиха.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены