Нам беречь!

Игорь Матвеев| опубликовано в номере №1398, август 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Свидетельство очевидца

Наш МИ-8 перевалил через восточные отроги Удокана в тот момент, когда солнце бросило свои первые лучи на Кодарский хребет. Второй пилот повернулся ко мне и восторженно закричал:

— Видишь, а? Видишь?! Сколько летаем сюда, а все не насмотримся!.. Смотри! На всю жизнь смотри. Не ровен час — не останется красоты...

Впереди лежала зимняя долина, отливая темно-синими и сиреневыми оттенками; миражами пульсировали контуры речных петель, бледно-голубые пятна озер оттенялись пушистыми, как водоросли, линиями редких лесов. С севера эту фантастическую картину обрамляла взметнувшаяся над долиной заснеженная стена кодарских клыков, иссеченная густыми синими тенями провалов.

Из-за одного только Кодера можно на всю жизнь влюбиться в это удивительное место — Чарскую долину. Но и сама долина великолепна во все времена года. С весны и до самой зимы она ошеломляет богатством красок и контуров: изумрудные мари, нежно-зеленые лиственницы, словно позолоченные сосняки, и среди всего этого великолепия — сотни озер и озерков- с прожилками рек и ручьев пронзительно синего цвета. А у отрогов Кодера — ярко-желтые дюны и барханы — кусочек самой настоящей пустыни!

Да, в прекрасном месте выпало жить бамовцам. Тем, кто будет работать на магистрали, осваивать богатства Чарской долины. Есть где проложить туристские тропы, посидеть с удочкой, покупаться, подышать целебным воздухом сосняков.

Так в декабре 1979 года рисовалось будущее. Прошло пять лет...

— Скорее всего не придется бамовцам природой здесь наслаждаться, — говорит главный лесничий Чарского лесничества Михаил Алексеевич Гринь. — Все доступные и пригодные для купания и отдыха берега рек и озер скоро могут превратиться в свалки битого стекла, консервных банок и бумаги, как превратился в такую свалку замечательный берег озера, что на восьмом километре от Чары. Но хуже всего то, что нарушен экологический баланс долины: лес на грани уничтожения.

Преувеличение заинтересованного лесничего? Вот что говорят цифры: площадь Чарской долины приблизительно 800 тысяч гектаров, лесистые площади составляют 60 процентов. Но к ним относятся и мелколесье, и сухостой, и полукустарниковый подрост. А то, что мы называем лесом, занимало в долине к 1980 году площадь менее 30 тысяч гектаров. (Спелые же леса — всего 13,5 тысячи гектаров.) Объем деловой древесины при этом составлял 1365 тысяч кубометров. К концу 1984 года запас спелых лесов в долине был уже около 830 тысяч кубометров. Таким образом, в Чарской долине при таких темпах «к 1990 году не останется спелого леса и охотфауны...» — явствует из пояснительной записки главного лесничего.

Но, может быть, все не так страшно? Да и спелый лес будет сведен всего на одной шестой части долины?

— Если бы так, — вздыхает Михаил Алексеевич. — Эта «одна шестая» и была тем необходимым минимумом для существования биосферы и равновесия экосистемы долины. Ведь здесь природа легкоранима. А экологическое равновесие в ней складывалось тысячелетиями. Верхний слой почвы — мизерный, разрушается от малейшего прикосновения. Под ним — мерзлота. Повредишь верхний слой — начинается оттайка и появляется излишняя вода, которая заболачивает огромные пространства или начинает сокрушительную работу по размыву почвы. Гусеничный след на склоне — это неизбежный овраг глубиной до 15 метров уже через пару лет. Лес же скрепляет тонкий верхний слой. Он выполняет и функцию естественного насоса, выбрасывая в атмосферу избыточную влагу из почвы. Особенно важен спелый лес по берегам рек долины. Вырубка его в масштабах долины приведет не только к тяжелым экологическим последствиям, но и весьма ощутимо затронет жизнь и деятельность людей. Впрочем, уже затрагивает. Расплачиваться приходится за пренебрежение к законам об охране окружающей среды и лесопользования.

Сегодня можно подвести некоторые итоги первого этапа строительства железной дороги в Чарской долине. Рельсы уложены здесь досрочно, дорога работает. Дорога в тайге. А как здоровье тайги?

Первые десанты — всего десятки человек — сразу начинали с вырубок: расчистка площадей под строительство поселков, заготовка древесины для отопления и строительства, вырубка просек под авто- и железную дороги, ЛЭП. Пропорционально увеличению численности строителей росли поселки и увеличивались объемы вырубок.

И сейчас в некоторых местах вдоль железной дороги, автодороги, ЛЭП гниют штабеля и завалы леса. Много леса на просеках просто сжигалось. А им можно было отапливать поселки. По существующим правилам на лесосеках весь сухостойный, больной, ветровальный лес надо вырубать, оставляя недоспелые и самые крупные, семенные деревья (для воспроизведения леса, который растет здесь до полной спелости 200 — 250 лет). Можно было деловую древесину пускать на пилорамы, а остальную, сваленную, — на дрова. Но бамовские организации этим правилом часто пренебрегают. Поэтому нередко ценный деловой лес вместе с семенными деревьями до сих пор идет в топки. Мало проводится противопожарных мероприятий — не сжигаются сучья и верхушки после разделки стволов, не вывозится срубленный лес. И летом высохшие кучи древесины образуют многочисленные и мощные очаги пожаров. Проконтролировать работу всех лесорубных бригад в Чарской долине невозможно: по нескольку делян имеют здесь 12 только бамовских организаций. «Там, где успеваем, — говорит Гринь, — заставляем выполнять технологию лесоповала. В остальных случаях штрафуем. Десятки тысяч рублей штрафов. И что же? Платят с поразительной легкостью. Ведь не из собственного кармана платят... Нельзя не сказать и о незаконных порубках, которые постоянно ведут подразделения «Бамстройпути» и треста «Бамстроймеханизация». Особенно механизаторы отличаются. В Чарском ключе, около поселка мехколонны № 148, с северной стороны уже пустыня: в прилегающем к поселку лесу вырублены все лучшие деревья. Похозяйничала на перешейке между озерами Леприндо мехколонна 158: около трех тысяч кубометров строевого, в два обхвата, леса истреблено. Это при том, что мы в долине такие деревья поштучно считаем! 2830 деревьев спилили на дрова в мехколонне 155, что стоит в Икабье. И все вдоль реки! Но из суммы штрафа в 6,5 тысячи рублей виновные заплатили всего 600.

А возьми карьеры!.. Лес и почвенный слой в большинстве случаев просто сгребались бульдозерами в сторону. Причем многие карьеры были «подпольными». В Чарской долине почти две сотни карьеров, и на них потеряно более десяти тысяч кубометров хорошего леса. Сегодня 90 процентов карьеров уже покинуты...

А качество проектировки искусственных водопропускных сооружений!.. Видели, около Новой Чары озеро образуется, захватившее сотни гектаров? Оно не единственное в долине, возникшее из-за плохо спроектированных водосбросов, водопропускников. Скоро вдоль трассы под воду могут уйти тысячи гектаров тайги. И лес там сгниет на корню. А чем заводнение обернется для железной дороги?..»

Не сгущает ли краски главный лесничий? А что скажет директор Царского лесхоза? Увы, Е. Г. Борисенко не добавил светлых красок:

— Главный лесничий рассказал вам о самых вопиющих нарушениях. А «мелкие» сплошь и рядом. Он не рассказал, что здесь в отходы идет 70 процентов древесины, в то время как общесоюзная норма — 40 процентов. Почему? Все, что остается от раскряжевки бревен, сжигается. Хотя у нас в стране давно есть и успешно работают передвижные агрегаты, прямо на делянках превращающие сучья и верхушки в топливные брикеты, хвою — в витаминную муку. У нас же об этом пока и мечтать не приходится.

А что может лесхоз, если областное управление лесного хозяйства держит его «в черном теле»? У нас не хватает почти половины положенных по штату сотрудников, потому что выбить здесь жилье для них — задача почти неразрешимая. На такой огромный район (Чарская котловина — только часть нашей территории) нам выделены один гусеничный вездеход и ГАЗ-69 послевоенного производства. На год выделялось крайне мало горючего.

Работа наша осложняется еще тем, что она не находит принципиальной поддержки у местных властей. Более того, нас иногда просто одергивают, как это произошло в случае с начальником мехколонны 148, на которого мы передали еще в начале прошлого года в транспортную прокуратуру иск на сумму в 30 тысяч рублей. На протяжении нескольких лет виновные в истреблении леса не выплачивают штрафа.

Мы не раз предлагали централизовать заготовки леса хотя бы в бамовских организациях. Это дало бы возможность иметь дело с ограниченным количеством бригад лесорубов, находящихся под единым началом, и помогло бы не только контролировать вырубку леса, но и вести обучение бригад правильной технологии лесозаготовок. Но и на эти предложения руководство района не откликнулось.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

На границе, у реки

Рассказы о современной армии

Честная работа

Навстречу XXVII съезду КПСС

Ип

Сатирическая фантазия