Над рекой Кизир

Владимир Амлинский| опубликовано в номере №801, октябрь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Солнце пропитало тайгу, оно было в скалах, в земле и в машинах. А внизу, под скалами, текла зеленая река Кизир. Она одна во всей тайге, во всем мире была холодная. Солнце не поспевало за ней.

В горячие эти дни мехколонна № 7 подошла к Кизиру. Павел работал на «землеройке». Он был голый по пояс, на ногах сапоги. Рычаги его хорошо слушаются: дернет - и ковш открывает белый рот, словно улыбается. Здоровенная, зубастая, улыбающаяся рожа.

Зубастая рожа клонится к земле, глотает ее и бросает в кузов подъехавшего самосвала. Земля рыжая, твердая от камней. Она растекается по пустому днищу, камни глухо стучат о борта.

У самосвала постепенно вырастает горб, крутой, сыпучий, зыбкий. С верблюжьей важностью самосвал степенно отходит. На очереди следующий.

Водители любят работать с Павлом: с ним простоев не бывает.

Ровно в два часа дня Павел выскакивает из кабины экскаватора и спускается к реке. Он смотрит на блестящую воду, щурится и радостно, освобожденно вздыхает. Затем аккуратно разматывает портянки и накрывает ими сапоги: чтобы не сохли, - солнце палит.

Павел подходит к воде. В зеленоватом зеркале он видит свое широкое, дочерна загоревшее лицо, раскосые продолговатые глаза и свою улыбку. Павел долго входит в воду, отводит ее руками, словно остуживает, а потом ложится на спину и бесшумно плывет.

Над ним течет небо - огромная река; вершины Саян кажутся ее берегами, облака - волнами.

Павлу становится совсем хорошо, он поет. Он поет гортанью, по - своему, по - хакасски. О чем песня? Павел толком и не знает, слов в ней почти нет, одна мелодия... Как будто так: человек идет по степи и находит ручей. Вода в ручье холодна.

Павел допел песню - и к берегу. Перерыв кончается.

А в это время к реке подходят геологи. Они шумят, стаскивают с себя цветастые пропотевшие ковбойки, кидают в реку камни. Они работают недалеко от Павла. Что они ищут здесь, он толком не знает. Он только слышит шум бурового станка... У геологов свои дела, у Павла - свои.

Из всех геологов Павел знает только Катю. Геологи купаются, а она сидит на берегу. Весь берег в ковбойках и вылинявших полотняных штанах. И одинокая фигурка Кати.

- Что сидишь, что не плаваешь? - спрашивает ее Павел.

- Во - первых, простудилась, - говорит Катя. - У меня грипп, понимаешь? А во - вторых, плавать не умею.

Павел с ласковой укоризной качает головой. Такая жара, и простыла. Ай - яй - яй! Лицо у Кати беленькое, загар желтоватый, легкий, а волосы выгорели крепко. Почти седые волосы. Таких светлых волос Павел никогда не видел. Ему хочется чем - то помочь Кате, и он говорит:

- Учить буду плавать. Надо учиться. Со мной тонуть не сможешь. Павел старательно, медленно выговаривает русские слова.

- Я согласна, - отвечает Катя и улыбается.

Она - то знает, что он никогда не решится учить ее плаванию. Он смущается, как школьник, и она чувствует это.

- Что ж, давай учи... Правда, я простыла... Но клин вышибают клином. Верно ведь?

Павел серьезно смотрит на нее.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

О Есенине

К 65-летию со дня рождения