На льдине

Вячеслав Сукачев| опубликовано в номере №1244, март 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Открывай!

Карысь поднял щеколду и, немного поднатужив-щись, открыл воротца и, встав за ними, обиженно надул губы. Раньше бы он обязательно взглянул, как, низко пригнувшись, припав к шее лошади, выезжает в воротца отец, но теперь...

– Если только с самого края, – высоко над Ка-рысем сказал отец, – там, где воробью по колено. Знаешь?

– Зна-аю, – освобождение выкрикнул Карысь, – я вот, честное пионерское...

– Ну-ну, пионер, – усмехнулся отец и ускакал. Карысь закрыл воротца, облегченно вздохнул, с

разбегу перепрыгнул лужу и через огород помчался к реке.

Почти всюду снег уже растаял. На высоких местах, где было сухо и открыто для солнца, сквозь землю прорвались первые зеленые былки. Они были удивительно тонкими и беззащитными среди желтоватой скудости прошлогодней травы, но с каждым днем их становилось все больше, и нельзя было не радоваться этому ярко-зеленому румянцу, привольно и безостановочно разливающемуся по земле. А вот в низких местах, под деревьями и плетнями, снег еще лежал, грязный, ноздреватый, избитый солнцем и теплыми ветрами. От этих одиноких сугробов тянулись такие же одинокие и безрадостные ручьи, которые, как ни вихляли, как ни бросались из одной стороны в другую, сходились все.же вместе в глубоком глинистом овраге. И здесь, в овраге, круто падавшем в Амур, ручьи превращались в ручей-богатырь, который шумел и ярился, как самая настоящая река, и даже имел свой собственный водопад. И именно здесь, у водопада, Карысь заметил Ваську, Кольку и Райку. Собравшись в кружок, почти сомкнувшись головами, что-то такое они там делали, присев на корточки и ничего вокруг не замечая.

– Э-эй! – сверху закричал Карысь. – Вы че там? Они медленно повернулись, посмотрели чуток на

Карыся и опять занялись своим делом.

– Айда на Аму-ур! – уже потише крикнул Карысь, тогда как ноги сами собой понесли его в овраг.

– Что кричишь как полоумный? – зашипела на него Райка, и Карысь, удивленный тем, что Васька пустил ее в свою компанию, теперь был сражен окончательно. Он даже не нашелся, что ответить Райке, а лишь открыл рот и растерянно оглянулся, словно бы Райка шипела на кого-то там, за спиной.

– Вишь, – гордо провозгласил Колька, – мельницу пробуем. Я сам придумал.

Карысь присел на корточки, посопел, повозился и наконец протиснулся между Васькой и Колькой Корниловым. То, что он увидел, сильно разочаровало его: мельницей оказалась пустая катушка из-под ниток с двумя лопаточками-лопастями, воткнутыми в середину барабана. Штукенцию эту Васька надел на спицу и теперь старательно укреплял ее на щепках-столбиках под водопадом. Правда, катушка крутилась, сверкали в весенних лучах радужные брызги, водопад солидно шумел, но все это никак не стоило того, ради чего Карысь вырвался из дома.

– Подумаешь, мельницу нашли, – поднялся Карысь, – обыкновенная катушка. У меня таких целых двадцать штук.

– Ну и иди к своим катушкам! – Райка высунула язык. – Никто тебя сюда и не звал.

Очень удобно было дернуть Райку за косичку, только руку протяни, но Карысь сдержался и молча покарабкался из оврага.

Забереги тронулись, наверное, еще ночью, потому что были к приходу Карыся довольно широкими, тут и там усеянными большими и малыми льдинками. Карысь легко представил, как гремел и ломался ночью лед, выползал на берег, вставал на дыбы и с тихим звоном рассыпался на тысячи сверкающих брусочков. Он мог все это представить потому, что лед прошлой весной тронулся днем, и они с отцом ходили смотреть, как «дерутся и топятся» льдины. Теперь же тихо было кругом, и лишь изредка доносилось смутное шуршание. Это от основного ледяного поля отламывались льдины и медленно дрейфовали к утесу, разворачиваясь и задевая друг друга.

Карысь долго смотрел на проплывающие мимо льдины, и на каждой из них ему хотелось отправиться в опасное и тяжелое путешествие. Куда именно могла бы увезти его льдина, Карысь не знал, ему представлялось что-то смутное, расплывчатое, обязательно огромное и обязательно белое.

Карысь не заметил, как очутился у самой воды. Медленно вышагивая вдоль берега, он неожиданно наткнулся на льдину, длинным, острым концом выползшую на землю. Карысь немного подумал и уже собирался обойти ее, как вдруг увидел, что льдина часто и мелко дрожит под напором течения и вот-вот сдвинется с места. Карысь подумал еще и легонько тронул ее. Льдина дрогнула, но удержалась, лишь несколько звенящих сосулек просыпались на воду, утонули, но, тут же вынырнув, медленно поплыли по грязно-серой воде. Возможно, этим бы все и закончилось, не раздайся за спиной у Карыся презрительный Васькин голос:

– Что, слабо одному-то?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены