Моя юность

  • В закладки
  • Вставить в блог

В Москву меня привезла мамаша, самого не пустили: маленький. А обычай был тогда такой. Поедет кто - нибудь из мужиков в город, наймется в булочники и тянет потом за собой других. Или в слесаря шли. Глядишь: одно село все по булочному делу пошло, другое - по слесарному. В нашей деревне Чернышеве все были гончары или печники. Отец у меня - гончар. Но меня взял к себе дядя, материн брат, он работал гравером на ситценабивной фабрике. Поехали в Москву, к дяде. Мамаша оставила меня и уехала. Дядя говорит:

- Ну, Колька, держись! Поведу тебя сегодня на фабрику. Попрошу, может, тебя в спальни возьмут. Со мной ты избалуешься...

А спальни - это было помещение, где жили рабочие и ученики. Нары деревянные вдоль стены, комната досками разгорожена, каждому свое место. Как гроб.

Первые два - три года мастер ничему не учил, только заставлял смазывать валы в машинах. Без взятки трудно было выучиться делу. Граверная специальность считалась хорошей, даже богатые лавочники отдавали своих детей в ученики. Они давали мастерам денег, привозили под праздник муки белой, окорока, пироги, а те уж, конечно, их детей не забывали. Мое счастье было, что я около дяди находился. Я смажу валы и бегу к нему, а он мне, - как гравировать показывает. Потом мастер кликнет, я снова бегу смазывать. Вместе со мной в спальнях жил ученик Иван - так тот прямо пропадал! Умный был, способный, товарищ хороший, а ходу ему не давали. Отец приедет, кланяется мастеру, а мастеру поклоны не нужны - ему деньги нужны. Потом кто - то сказал, будто Иван кошелек украл, мастер обрадовался случаю и выгнал его. Вот вам и все ученье! А граверная работа интересная. Тонкая работа!

Меня, правда, другая специальность увлекала. Раклистами эти рабочие называются. Они в набивной работают. Но пришлось подчиниться дяде, так как он мне покровительствовал. А я все - таки любил смотреть на набивные машины. Работали мы 12 часов в день. Час - на обед. Давали нам кашу, иногда мяса. Соблюдали все посты. Ложки были деревянные, одна чашка на десять человек.

Утром ученики по очереди в лавочку бегали. Пройдешься по всем граверам, спросишь:

- Вам чего купить?

Один говорит - калач, другой - сеточку, а кто в компании с кем - нибудь - и на бутылку соберет. Водку носить на фабрику было запрещено, но отказать граверам тоже нельзя было: заругают. Идешь в лавку, просишь: «Дайте мне самый крепкий пакет». На дно положишь бутылки, а сверху булки, калачи...

В спальнях один на скрипке играл. Хорошо играл. Как начнет что - нибудь почетное выводить, прямо за душу хватает. Мы сидим все на нарах, слушаем, мечтаем. Правда, по молодости лет у нас надолго грустных мыслей не хватало, но все же обиды были. Тому костюмчик новый осечется, того мастер зря разругал, у третьего в деревне братья и сестры голодные. Тот, что на скрипке играл, говорил:

- Если бы я из богатой семьи был, я бы обязательно на артиста выучился. У меня талант.

А что такое талант, мы и не знали.

Для нас, молодежи, большое событие было, когда хозяин наш, Рябок, на фабрику на автомобиле приехал. Первый раз в жизни увидели такую машину. Выскочили все на улицу, мастера ругаются, а сами тоже бегут. Что за чудо такое?.. Шофер важный сидит - не подступись.

По воскресеньям ходили на Девичье поле: туда фабричные со всей Москвы собирались на гулянья. Балаганы всякие, карусель, петрушка. Петрушка какую - нибудь песню кричит, вроде:

«Юлия прекрасная

Каталася на тройке,

А после голова

Трещала от попойки».

Стоим, слушаем. И еще слушать хочется, только денег нет, чтобы еще билет купить. Получал я пять рублей, три - четыре за харчи отдавал. Что там мне оставалось? Если бы не дядя, не знаю, что бы и делал. Началась зима, а одеть нечего. Он мне и купил пальто.

Больше всех у нас интересовался политикой Карпов Сергей. И мы иногда с ним ходили на сходки. Близко от нашей фабрики проходила Павелецкая дорога. Она была обсажена густым кустарником. Там и собирались, когда темнело. Разучивали песни: «Марсельезу», «Смело, товарищи, в ногу». Потом я стал листовки разбрасывать.

Карпов нам всегда говорил:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены