Моментальный снимок с мальчишкой в центре

Валентина Белова| опубликовано в номере №1176, май 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

Анатолий ХВОРОСТОВСКИЙ. Я темист.

ВОПРОС 2-й.

Вспомните, пожалуйста, с чего началась у каждого из вас работа с детьми?

Владимир БУДЮК. С комсомольского поручения.

Нина ТРАВНИКОВА. С комсомольского поручения.

Георгий ВТЮРИН. С комсомольского поручения.

Гарий ЭЙЗЕНБРАУН. С комсомольского поручения.

Анатолий ХВОРОСТОВСКИЙ. С комсомольского поручения.

Анатолий Хворостовский, «общий папа»

– Когда я пришел из армии и немного поработал в цехе, меня ребята выбрали комсоргом бригады. Еще сколько-то времени прошло, мне говорят: вот, знаешь, у нас в бюро есть шефский сектор. Не хочешь ли взяться? Попробуй, может, понравится! Я и согласился. Думал, это просто так, разговор, когда еще до дела дойдет. Но не тут-то было! Через пару дней комсорг цеха Борис Анисимов взял меня в буквальном смысле слова за ручку и повел в школу, на День шефа. Такой день в наших подшефных школах бывает каждый год. Осенью. Всех ребят знакомят с вожатыми-производственниками, школьники нам дают концерт, потом мы выступаем, словом, этот день – начало, как бы трамплин.

Хворостовский поежился.

– Линейка закончилась. И концерт. Привел, значит, меня Борис в четвертый класс, говорит: «Вот вам, ребятишки, вожатый. Знакомьтесь, а я пошел, мне некогда!» Осталась со мной старшая вожатая, а тут и ее вызывают к телефону! Что делать? Растерялся я, краснел, бледнел, зеленел... Но малыши меня сами вывели из оцепенения, засыпали вопросами. Стал им рассказывать, где работаю, что делаю, про корабли... В общем, родители нас уже в семь часов вечера разлучили. С тех пор и пошло у меня. Ученики смеются: «Общий папа...»

Сейчас Анатолий не мыслит своей жизни без школы. Завод увидел в активисте человека перспективного, послал на стажировку в «Орленок», вожатскую академию. Вернулся, работает по-прежнему в том самом классе, куда его, как он говорит, «втолкнули» пять лет назад. За это время его подшефные стали восьмиклассниками, а он – одним из опытнейших в объединении вожатых.

Море

Большая, метров, наверное, сорок, комната. Дверь сюда ведет не обычная, как в квартире, а совсем узкая, с круглым окном-иллюминатором. И порог необычный, какой-то слишком высокий. На стенах красуются яркие плакаты: «Такелажное дело», «Морская шлюпка», «Служба наблюдения и связи корабля»... Вдоль стен на лакированных подставках огромные, прекрасно выполненные модели судов.

Комната называется «класс». Но слова обладают странной особенностью. Например, здесь слово «класс» почему-то совершенно не напоминало о школе. Хотя и школьная черная доска на ножках тут стояла тоже и ребята-новички усаживались за столы, похожие на те, какие бывают в любом школьном кабинете.

– Внимание! – сказал капитан. – Начали!

За его спиною каждый мог видеть настоящий капитанский мостик – возвышение со штурвалом и навигационными приборами. Класс, следовательно, был не обычный, а судовой.

Капитан заглянул в список и поставил птичку против первой фамилии.

– Иванов!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены