Мои друзья генуэзцы

С С Смирнов| опубликовано в номере №916, июль 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Столица северной горной провинции Лигурии, большой промышленный город и один из крупных портов Европы, Генуя, как мне кажется, внешне чем-то напоминает Неаполь. Так же живописно раскинулись ее белые дома по склонам гор, спускаясь к синему солнечному заливу. Так же звучит здесь, в крутых припортовых улочках, многоязыкая речь заезжих моряков. Так же, свернув с широкого роскошного проспекта, вы вдруг попадаете в узкие, завешенные бельем улочки бедноты. Но дух, характер этого города таковы, что к нему сразу испытываешь невольное уважение. Его жители полны какого-то особого спокойного достоинства, ненавязчивой гордости, и в них чувствуешь постоянную мужественную готовность к борьбе.

Сейчас Генуя - цитадель рабочих Италии, город докеров и металлургов, строителей и химиков, город многочисленного, закаленного в классовых боях промышленного пролетариата. Здесь когда-то начинал свою деятельность основатель Итальянской коммунистической партии Антонио Грамши, здесь влияние и роль коммунистов всегда очень велики, здесь рабочие не раз дружно поднимались на борьбу за свои права и порой одерживали большие и славные победы.

Три исторических реликвии бережно хранит Генуя: домик великого путешественника Христофора Колумба, скрипку гениального музыканта Николо Паганини и акт о капитуляции гитлеровского гарнизона города перед силами генуэзских партизан. Этот акт, который висит сейчас под стеклом в кабинете мэра, был продиктован партизанами Лигурии двадцать лет назад самоуверенному и надменному германскому генералу.

Героические и тяжкие годы итальянского Сопротивления вошли в биографию Генуи как одна из ее самых славных страниц. В 1943 году, после побед Советской Армии под Сталинградом и на Курской дуге, после высадки англо-американских войск на юге страны, Италия свергла власть Муссолини и вышла из позорной и несправедливой войны на стороне гитлеровской Германии, навязанной ей фашистами. В ответ дивизии Гитлера оккупировали северные и центральные провинции, пытаясь силой удержать в своем лагере взбунтовавшегося союзника. И тогда народ Италии, понявший, кто является его настоящим врагом, поднялся на борьбу с оккупантами.

Лигурия в эти годы становится одним из самых мощных партизанских центров. В горах вокруг Генуи начиная со второй половины 1943 года непрерывно идут бои партизан с карателями, рождаются все новые бригады и дивизии. А когда весной 1945 года настали дни окончательного освобождения Италии от власти гитлеровцев, Лигурийские партизаны решили не ждать, пока с юга подойдут наступающие англо-американские войска, и, спустившись с гор, с разных сторон подступили к Генуе.

Все пути отхода для германского гарнизона оказались отрезанными, и гитлеровскому генералу не оставалось ничего другого, как подписать безоговорочную капитуляцию перед партизанами. Генуя освободила себя сама, и за этот подвиг город был удостоен высшей награды Италии - Золотой медали Сопротивления. Он стал городом-героем, подобно нашим Севастополю или Одессе.

С тех пор в центре Генуи появилось так называемое «Сакрарио» - «святая святых». Это укрепленные на стене одного из домов мраморные мемориальные доски, на которых золотом записаны имена генуэзцев, павших в борьбе за освобождение Лигурии от фашизма. Здесь, около этих досок, всегда висят неувядающие венки, лежат букеты живых цветов, й сюда генуэзцы неизменно приходят в дни праздников и в дни борьбы. Начинается ли в городе забастовка, возникает ли народная демонстрация, люди прежде всего собираются здесь, у мраморных досок «Сакрарио». Тут открываются митинги, звучат пламенные речи, и памятью павших героев люди клянутся быть стойкими борцами за свободу и права трудящихся. А потом отсюда колонны манифестантов направляются в свой поход по улицам города.

Митинги, демонстрации, забастовки происходят здесь довольно часто. Но, пожалуй, самые значительные за последние годы события случились в городе пять лет назад, в июне - июле 1960 года, когда неофашистская партия «Итальянское социальное движение» решила созвать в Генуе свой «национальный конгресс».

Едва лишь сообщение об этом появилось в газетах, Генуя забурлила. Гордые, свободолюбивые граждане города-героя восприняли это известие как оскорбление, как пощечину своему патриотическому самолюбию, как издевательство над памятью земляков, павших в борьбе против гитлеровцев и чернорубашечников Муссолини.

На заводах и судоверфях, в университете и около «Сакрарио» шли горячие митинги. В один голос генуэзцы заявили, что они не позволят фашистским недобиткам устроить свое сборище на земле, политой кровью героев Сопротивления, и потребовали от правительства запрещения съезда.

Однако правительство Томброни, стоявшее тогда у власти и втайне потакавшее неофашистам, решило проучить «своевольных генуэзцев». Их требования были отклонены. К Генуе стали перебрасываться крупные полицейские силы и войска.

Первыми на улицы города вышли бывшие партизаны, ветераны антифашистской борьбы. Их поддержали рабочие заводов, студенты университета, служащие, женщины-домохозяйки. Город кипел. Огромные толпы собирались у «Сакрарио», колонны шли по улицам. Демонстранты несли плакаты: «Сопротивление продолжается!», «Вон фашистов из Генуи!», «Уходите прочь, черные рубашки!», «Смерть фашистским убийцам!». Размах движения все нарастал. Начались столкновения с полицией.

Делегаты неофашистского съезда, которые приехали в Геную, оказались как бы среди разбушевавшегося моря. Они вынуждены были скрываться, отсиживаться в гостиницах.

Рассказывают, как встречали этих непрошеных гостей генуэзские шоферы такси. Они уже знали, где помещается сборный пункт неофашистов, и когда только что сошедший с поезда пассажир называл его адрес, шофер понимал, с кем имеет дело. С любезной улыбкой он грузил чемоданы приезжего синьора в свою машину, а потом на четвертой скорости мчался, но не в отель, а куда-нибудь за город, а то и в горы, не обращая внимания на протесты пассажира. В самом глухом месте он высаживал «делегата», выбрасывал из багажника его вещи и со словами: «А теперь, фашистский ублюдок, добирайся, как знаешь!» - уезжал.

Но в эти дни в Геную прибывали и другие гости - делегации бывших партизан и антифашистов из разных городов Италии. Вся страна с восторгом следила за смелой борьбой генуэзцев. Когда в Рим, в парламент, поступили первые сообщения о генуэзских событиях, депутаты-коммунисты, социалисты, социал-демократы и республиканцы - вскочили со своих мест и закричали: «Да здравствует Генуя!» Вся честная Италия готова была стать бок о бок с жителями Генуи.

30 июня началась всеобщая забастовка-вся жизнь города приостановилась. На улицы вышли колонны демонстрантов в сто тысяч человек, и в их рядах вместе с генуэзцами шли делегации других итальянских городов.

И тогда произошло кровопролитие...

Власти решили «проучить» непокорных. На центральной площади города полицейские на «джипах» атаковали безоружную толпу. В ход пошли дубинки, брандспойты, бомбы со слезоточивым газом, раздались выстрелы, и на землю упали раненые. Это была открытая провокация.

Но полиция напрасно надеялась запугать демонстрантов. Нападение вызвало у народа взрыв возмущения и ярости. Толпа бросилась вперед. Мгновенно несколько полицейских «джипов» были опрокинуты и зажжены, в ход пошли камни мостовой - испытанное оружие демонстрантов. Полицейские начали отступать.

Здесь, на центральной площади города, где находится большой фонтан с красивой мраморной чашей, разъяренная толпа схватила полицейского капитана из города Падуи, который только что прошел специальные курсы по борьбе с демонстрантами. Его подтащили к фонтану и окунали с головой в воду, пока он не начал задыхаться. С трудом руководителям демонстрации удалось спасти его и уговорить народ прекратить сражение с полицией.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Три похвалы

Юмористический рассказ