Маскарады войны

Н В Глоба-Михайленко| опубликовано в номере №35, август 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

ПОД ВОЕННОЙ маскировкой подразумевается искусство спрятать от глаз вражеских разведчиков расположение войск, артиллерийских батарей и т.д.

С развитием авиации стало во много раз труднее добиться совершенства в этой области. Самолет, летящий над местностью нашего расположения, может охватить очень большой горизонт и увидать как передвижение колонн войск, так и расположение орудий. В предстоящих войнах маскировке принадлежит большое будущее.

В империалистическую войну на западноевропейском театре войны на военную маскировку было обращено очень большое внимание.

В данном очерке мы и будем опираться на фотографии маскировок, сделанные в то время в Бельгии и Северной Франции.

Французская 75 м/м. пушка, которой так гордились французы, наиболее ревниво охранялась союзниками былой царской России. Для маскировки орудий, если батарея установлена вблизи перелеска, чаще всего прибегали к созданию искусственного кустарника. Нагромождением веток и мелких деревьев достигали впечатления перелеска, и летчики с высоты обманывались и не могли определить, где оканчивается лес и где начинается подделка.

Иной раз пользовались, как базой для искусственного леса - одним, двумя настоящими деревьями, вокруг которых искусно располагали ветви и сучья.

Разрушенные деревни, мельницы, на - нагромождение камней и валунов в месте, пострадавшем от усиленной бомбардировки, также давали возможность упрятать орудия от зоркого «воздушного глаза».

Если орудия стояли среди поля, то над ними делали навес, который затем маскировали слоем сена так, чтобы издали или с высоты это казалось стогами сена.

Устраивались также бутафорские домики или орудия окрашивали в цвет, подходивший к данной местности, чтобы они сливались с землей.

Подчас орудия ставились под скатом холма и на верх холма нагромождали кустарник, свисающий над орудием.

Подступы к позиции для охраны от вражеских разведчиков защищались маскированными рвами, представлявшими собой ловушки для врага, при чем сверху накладывались соломенные мосты, чтобы скрыть их от взгляда, а на мосты набрасывали траву, благодаря чему рвы казались продолжением луга.

Часто целые леса насаждались искусственно для того, чтобы сбить с толку противника; если позиция имеет временный характер, то довольствовались тем, что срубленные деревья втыкали в землю, как зеленые колья; в случае постоянной позиции, пересаживали деревья с корнями.

Для скрытия батареи в лесу делали просеки, необходимые для удачной стрельбы орудий и в то же время сажали перед, орудием деревья для маскировки его.

При передвижении войск маскировали дорогу, т.е. проводили новую дорогу, по которой прогоняли пару обозов, чтобы придать ей избитый и изъезженный вид и старую дорогу, проведя по ней войска, маскировали посадкой деревьев, паханьем и т. д.

Это делалось с целью скрыть направление ухода войск.

За рубежом маскировка достигала иной раз высокой степени техники, в России же она носила скорее кустарный характер.

Французы и немцы не жалели времени и труда на то, чтобы создать целые ряды искусственных траншей, чтобы ввести в заблуждение неприятеля и направить их внимание на тот или иной участок фронта, в то время как настоящие траншеи маскировались мостами травой и кустарниками.

Воздушная маскировка, имевшая целью скрыть от взоров наблюдателей с земли летящий аэроплан, сделать его невидимым и недоступным обстрелу зенитными орудиями, достигалась окрашиванием крыльев в цвета, сливающиеся с воздухом; в иных случаях крылья делались даже прозрачными.

В конечном итоге, военная маскировка не может совершенно скрыть от неприятеля то, что желательно скрыть - она только затрудняет задачу разведки, и поверхностный осмотр местности явится недостаточным.

Тем не менее, роль ее в прошлую войну была очень велика, и в настоящее время на маневрах ей тоже уделяется большое внимание.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Читатели «Смены» о женственности

Отклики на статью в «Смене» № 9 - 10