Летчик-наблюдатель

Т Литвинов| опубликовано в номере №307, июль 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

1. Мы летим врайон «противника»

Боевой приказ был, как обычно, предельно лаконичен:

«Экипажу... произвести площадную аэрофотосъемку в районе «противника», ограниченного ориентирами... Результаты съемки представить к 13,00. Н (высота) съемки = 4 т. м. Перекрытие между снимками = 25%. Командир части (подпись)».

Мы взглянули на часы: я, водитель боевого корабля и механик. Было 7.30. Времени на подготовку легкого бомбардировщика и экипажа оставалось совсем мало. Я сразу понял, что даже предварительного, хотя бы чернового, расчета аэрофотосъемки мне сделать до вылета не удастся. «Займусь этим делом в воздухе, - решил я, - а сейчас - только маршрут».

И вот на карте, заправленной в планшет, уже обозначен наш маршрут со всеми ориентирами - рекой, населенными пунктами, железнодорожным узлом. Уже можно прочесть всю местность, над которой нам предстояло лететь и фотографировать.

Получаем метеорологические данные (прогноз погоды по маршруту, скорость ветра). Прощаемся с механиком, с командиром части. Слышим последний напутственный совет: «Старайтесь обойти горы». Мы взглянули на часы: я и пилот. Было 8.30.

2. Моя кабина

Управляемый опытной рукой пилота, самолет взмывает все выше и выше. Я гляжу на доску приборов. Стрелка высотомера, едва задерживаясь на цифрах 1 500, 2 300, скользит дальше: 3 000, 3 500, 3 800... Рядом с высотомером указатель скорости, часы с секундомером, компас. Такие же приборы и в передней кабине, перед глазами пилота.

Под доской с приборами помещается радиостанция (приемник и передатчик), обеспечивающая двухстороннюю связь с землей. Наушники у меня под шлемом. Я непрестанно слышу легкий шум работающей рации нашего аэродрома.

Здесь же висит бортовой журнал, надежно укрепленный в металлическом планшете. Листы бортового журнала пестрят множеством разнообразных вопросов по специальным графам: курс, снос, путевой угол, взлет, расчетное и фактическое время прибытия, наблюдения и расчеты... За время полета летчик - наблюдатель должен ответить на все эти вопросы.

Под рукой у меня аэрофотоаппарат с секундомером. Между коленей уместился оптический прицел; его «пятка» с делениями вставлена в фюзеляж самолета. Мне нужно лишь слегка наклонить голову, заглянуть в трубку, и прицел сообщит мне, каков угол сноса нашего корабля, или подтвердит, что летим правильно, по курсу.

О всех изменениях путевой скорости, заданной высоты, отклонениях от курса я немедленно передаю водителю. У нас отличная связь. Мы можем говорить и слушать друг друга невзирая на шум мотора. Наш переговорный аппарат состоит из двух небольших металлических трубок цилиндрической формы, пристроенных у борта самолета. К металлическим трубкам прикреплены резиновые шланги с «ушами» и воронками. Одно «ухо» и воронка у пилота, второе «ухо» с воронкой у меня.

Карта крупного масштаба - непременный наш спутник. При подходе к цели мы будем пользоваться только ею, а не десятиверсткой. Совсем близко от меня кассетосбрасыватель, пулемет, прибор для сбрасывания бомб. Вот как густо «населена» моя кабина.

3. «НТ2... НТ2... НТ2...»

Мы летим по курсу. Он определен по углу, заключенному между компасным меридианом и осью самолета. Обходим горы. Видимость на трассе превосходная. Стрелка альтиметра показывает 4700 метров. Наша скорость - 200 километров в час. В прицеле видно: мы начинаем уклоняться от линии пути вправо. Видимо, изменился ветер. Поверяю отклонение путем визуального наблюдения (по земным ориентирам), гляжу на карту, снова в трубку прицела. Нас снесло уже на 5 километров.

Произношу в воронку несколько слов: «Довернуть самолет влево на 3 градуса». Водитель кивает головой. Мой правый глаз не отрывается от трубки прицела. Угол сноса учтен. Теперь я могу приступить к расчету аэрофотосъемки. Предупреждаю пилота: «Следи за приборами сам, занят расчетом». Откладывать нельзя: мы подходим к цели.

Замечено время. До входного ориентира площади съемки нам осталось лететь 6 - 7 минут. Успею! Нанеся вектор (скорость и направление) ветра на аэронавигационный прибор, называемый ветрочетом, я рассчитываю на нем компасный курс для аэрофотосъемки. Потом, зная длину и ширину снимаемой площади, отмеченные на карте, я определяю количество снимков, которые надо будет произвести. Все данные записываю в бортовом журнале.

Мне осталось еще высчитать интервал экспозиции. Сделано и это. Все готово, Прошло около 6 минут. Напоминаю пилоту: «Курс - 45 градусов, высота - 4 тысячи метров, скорость - 200 километров». Он убирает газ, планирует вниз до заданной высоты. Машина выровнена. Контролирую последний раз: курс, высота, скорость. Все правильно.

Вот входной ориентир. Я начинаю фотографировать. Интервалы между снимками равны 25 секундам. В эти 25 секунд я должен неотрывно следить за показаниями приборов, ибо если водитель хотя бы слегка отклонился от курса, прибавил или убавил скорость, потерял заданную высоту, то весь мой расчет и вся съемка пойдут насмарку. Одновременно я смотрю за борт самолета, быстро сличаю местность с картой и - снимаю, снимаю, снимаю.

Я фотографирую большую площадь в районе «противника» методом перекрытия между снимками: второй снимок закроет четвертую часть первого снимка, третий - четвертую часть второго снимка - и так до последнего снимка. Тогда при отпечатании мы легко прочтем всю заснятую площадь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены