Кровь за доллары

Владислав Чирков| опубликовано в номере №1405, декабрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

С политической трибуны XII Всемирного

Еще не так давно, чтобы протащить через конгресс предложения о новой порции военной помощи репрессивному сальвадорскому режиму, хозяину Белого дома приходилось доказывать, что в Сальвадоре наблюдается «прогресс в области прав человека». Поскольку продавать черное за белое — занятие утомительное, Рейган в конце концов наложил вето на законопроект, продлевавший обязательство администрации каждые полгода докладывать конгрессу о положении дел с «правами человека» в этой стране. Таким образом президент избавил себя от необходимости подкреплять свои декларации какими бы то ни было доказательствами.

Известие о рейгановском вето с ликованием было встречено правоэкстремистскими группировками в Сальвадоре. Как писала лондонская газета «Тайме», они «расценили его как признание того, что США никогда не бросят своего сателлита, сколь бы сильно он ни запятнал себя кровью».

Ободренные сальвадорские ультра продолжали проливать кровь ни в чем не повинных людей, рискуя испортить реноме своему покровителю. И тогда Рейган решил, что поможет режиму спасти лицо, выдавая черное за красное, а правое — за левое. Президент заявил, что убийства, приписываемые правым фракциям Сальвадора, на самом деле, мол, осуществляются левыми повстанцами, которые знают, что «в этом обвинят правое крыло».

Это «открытие» глава администрации адресовал группе американских школьников, на чьи вопросы он отвечал по телевидению.

Возможно, кто-то из неискушенных отроков и принял утверждение президента за чистую монету. Зато видавшие виды журналисты сразу смекнули, что Рейган хватил через край. Корреспондент ЮПИ напомнил, что именно ультраправые «эскадроны смерти», тесно связанные с властями, несут ответственность за десятки тысяч политических убийств. А газета «Вашингтон пост» указывала, что своим заявлением Рейган «многое сделал для того, чтобы предоставить свободу действий убийцам-правым и избавить сальвадорские власти от необходимости принимать какие-то меры в связи с их деяниями». Тема «Рейган и права человека в Сальвадоре» еще ждет своего исследователя. А также, возможно, следователя. Мы же возьмем на себя более скромный труд: представить некоторые факты и свидетельства относительно положения с вышеупомянутыми правами, а также с привилегиями власть имущих в столь милом президентскому сердцу царстве «горилл».

Как купить президента

О том, как обеспечивается «согласие» тех, на кого распространяется власть сальвадорской олигархии, красноречиво говорят «выборы», устраиваемые время от времени в этой стране.

31 марта 1985 года состоялись выборы в законодательное собрание и местные органы власти. Сам по себе факт малоинтересный. Можно и не сообщать, кто и в каком округе победил. Вскоре афиши с именами законодателей выцвели на солнце и истлели. Народ начисто забыл своих «избранников». Только если кто-то из них уж очень откровенно начнет принимать подношения, то на его место втихомолку «изберут» другого.

Мало какой реакционный режим ныне обходится вовсе без демократического фасада. Несовременно это. Немодно.

В Сальвадоре, как и в Гватемале, Гондурасе, других странах с репрессивными режимами, люди в назначенный день идут на избирательный участок, опускают в урну бюллетени. Если избирательный участок в другом селении — доставят на автобусе. Иногда, правда, под конвоем солдат: участие в голосовании в некоторых из этих государств обязательное. И выбирать вроде бы есть из кого. На каждое место два, три, десять кандидатов — соискателей, личного достатка при использовании государственного кармана.

Вот как проиллюстрировал избирательные права сальвадорцев профессор Клиффорд Уэрт из Нью-гемпширского университета (США): если жители той или иной деревни голосуют не так, «как нужно», их просто уничтожают, пишет он на страницах газеты «Крисчен сайенс монитор». Голосующие «как нужно» могут совершить несколько подходов к урне под разными именами. Накануне первого тура президентских выборов 1984 года усовестившиеся члены центральной избирательной комиссии сообщили о существовании более 130 тысяч фальшивых удостоверений личности.

В парламенте все честь по чести. Там постоянно заседают — с перерывами на пасху и рождество. Что-то там якобы обсуждают. Если, боже упаси, обсуждают какую-нибудь «крамолу», те, кто их туда пристроил, наводят порядок. Например, когда в соседнем Гондурасе депутаты заупрямились при обсуждении договора с США о предоставлении военной базы Пентагону, командующий вооруженными силами в сопровождении группы офицеров явился в конгресс, предусмотрительно окруженный солдатами, и быстренько угомонил строптивцев. Гаитянский правитель Дювалье - младший в таких случаях попросту отправляет депутатов в бессрочный отпуск.

Выборы без выбора... Кого бы ни делегировали власти предержащие в говорильню под названием «парламент», «конгресс», «ассамблея», народ будет по-прежнему лишен элементарных прав.

А каково же конкретное назначение сальвадорских, как и прочих подобных, выборов? Все просто, рейгановской администрации нужно придать тому или иному марионеточному режиму более респектабельный вид, чтобы продолжать оказывать ему военную помощь для продолжения политики геноцида.

Но, увы, от перемены фасада сумма украденного у народа не меняется, а террор остается террором.

Такой переменой фасада в Сальвадоре стало водворение в президентский дворец христианского демократа Хосе Наполеона Дуарте, которого США предпочли фашисту д'Обюссону, также рвавшемуся к власти. В канун президентских выборов 1984 года именно ему, Дуарте, из Соединенных Штатов направлялись доллары через так называемый «Национальный фонд в поддержку демократии», финансируемый администрацией Рейгана и тесно связанный с Центральным разведывательным управлением США. Представитель шпионского ведомства с гордостью заявил потом в сенатской комиссии по разведке: «Мы сделали все для этих выборов, разве что не сами опускали в урны избирательные бюллетени». Да и вообще эти выборы были не столько сальвадорской, сколько вашингтонской затеей. «Окончательное решение о проведении выборов было принято Соединенными Штатами. Сальвадор не имел к нему никакого отношения», — цитировала лондонская газета «Санди тайме» высокопоставленного сальвадорского чиновника.

«Лучший президент, которого США могли купить за деньги» (оценка журнала «Нэйшн»), счастливо — для Вашингтона — сочетает два качества. С одной стороны, на берегах Потомака надеются, что «реформистская» риторика лидера христианских демократов — при сохранении его статуса пленника военщины— несколько облагородит облик режима. С другой — он поддерживает линию Вашингтона на силовое решение сальвадорского конфликта и выказывает готовность вести переговоры с повстанцами только в расчете на их капитуляцию (которую Фронт национального освобождения — ФНО, естественно, отвергает). А это значит, что сохраняется ставка на тотальный террор. Кстати, в прежнее свое пребывание у власти (в 1980 — 1982 годах) христианские демократы проявили неожиданную для многих прыть в издании новых репрессивных декретов. В частности, с их легкой руки контроль над судебными органами был передан вооруженным силам, после чего аресты без предъявления обвинения и применение пыток распространились еще шире. Используя собственный опыт, а также шествуя след в след за предыдущей марионеткой — Альваро Маганьей, Дуарте периодически продлевает осадное положение, лишая сальвадорцев всех основных прав и свобод. Можно ли ждать иного от человека, который однажды изрек: «Власть, которая не подавляет других, теряет престиж»?

Этой формуле Дуарте можно ответить словами Гильермо Унго, председателя Революционно-демократического фронта Сальвадора (РДФ) — политической организации повстанцев. Вот что он говорит: «Вооруженная власть, когда она незаконна, не укрепляет ни безопасность страны, ни безопасность этого полушария, а служит лишь интересам диктаторов... Вооруженная сила военных сеет лишь смерть и разрушение в Сальвадоре и неразбериху во всем регионе».

Батальон имени Рейгана

С правом на жизнь подопечные Вашингтона расправляются множеством способов. Один из наиболее эффективных — испытанная Пентагоном еще во Вьетнаме тактика «выжженной земли». «Обычно мы используем зажигательные бомбы перед началом операции, — откровенничал перед журналистами вояка из 5-й пехотной бригады Сальвадора. — К тому времени, когда мы вступаем в зону боевых действий, все вокруг выжжено и подрывные элементы хорошо поджарены».

По характеру ран на теле жертв специалисты установили, что в Сальвадоре применяются напалм и белый фосфор. «Белый фосфор горит под водой, внутри тела,— говорит профессор биологии из США Мэтью Мизелсон. — Это жуткое оружие. Но когда горит напалм, температура еще выше. Соединенные Штаты располагают большими арсеналами зажигательного оружия еще со времени вьетнамской войны».

Руководят всем этим американские советники. Видимо, в знак признательности тому, кто их послал, обученный пентагоновскими инструкторами очередной новый батальон, влившийся в состав войск марионеточного режима, был назван батальоном имени... Рональда Рейгана. Кстати, в боях в департаменте Морасан его вскоре основательно потрепали повстанцы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Звезда приехала

Клуб «Музыка с тобой»

Плечо наставника

Евгений Черняк, кавалер орденов Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, бригадир экскаваторщиков, председатель совета наставников Лебединского горно-обогатительного комбината

Дозорные

На повестке дня — бережливость