Ключ к гармонии

Людмила Шварц| опубликовано в номере №1187, ноябрь 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

Петерис Плакидис... Имя этого двадцатидевятилетнего музыканта сегодня знает вся Латвия. В кругу творческой молодежи его композиторская и исполнительская деятельность уже давно привлекала всеобщее внимание. Ярко, своеобразно проявил он себя и в студенческие годы, и во время работы в Академическом театре драмы имени Андрея Упита, и в аспирантуре Латвийской государственной консерватории имени Язепа Витола.

Постепенно известность Петериса перешагнула рамки узкопрофессионального круга, и в этом году он был удостоен премии Латвийского комсомола за создание ряда камерных и симфонических сочинений.

Петерису Плакидису выпала честь выступить от имени всех лауреатов на торжественном вечере в Государственном академическом театре оперы и балета Латвии, где проходило вручение премий. Тогда он сказал: «Работать теперь будет труднее, но и радостней...»

В зале было много поклонников творчества Петериса Плакидиса, и среди них два человека, которым успех Петериса был особенно дорог, – проректор Латвийской государственной консерватории Дзинтар Бернардович Клявинь и творческий руководитель Плакидиса профессор Валентин Федорович Уткин.

Д. Б. КЛЯВИНЬ:

Как родители постоянно думают о своих детях, так и педагоги вечно заняты судьбой своих питомцев. И пусть Петерис сегодня уже наги коллега, педагог, мы все равно более всего озабочены перспективами его роста, его будущим. В Плакидисе чувствуется большой запас творческих сил. И хочется, чтобы ничто не помешало ему реализовать свой творческий потенциал.

В. Ф. УТКИН:

Время стремительно: еще вчера перед тобой был робкий ученик, а сегодня он зрелый музыкант, автор признанных произведений, ярко индивидуальный, неповторимый художник. Петерис Плакидис удивительно бережно относится к каждому звуку, ибо каждая нота для него весома и значительна. Композитор словно бы ставит перед собой задачу добиться максимума выразительности при минимуме затрачиваемых средств. Кстати говоря, Петерис и в жизни достаточно сдержан и не слишком щедр на слова.

Я вспомнила это замечание при первой же встрече с молодым композитором...

— Петерис, в этом году вам присвоено звание лауреата премии комсомола Латвии. Это событие изменило что-нибудь в вашей жизни?

— Нет.

— Самостоятельную преподавательскую работу вы начали тоже в этом году?

— Да.

— Мешает ли педагогическая работа вашему композиторскому творчеству?

— И да и нет.

Потом Петерис все лее расшифровал свои чересчур уж краткие ответы. Свой рассказ он начал с самого раннего детства...

В доме Плакидисов было пианино. Мама Петериса – филолог, а не музыкант – иногда играла, и Петериса уже лет в пять страшно привлекали эти странные – звучащие! – черные и белые клавиши. Петерису не приходилось, как многим одаренным детям, урывать «радости жизни» тайком от родителей, придумывая хитроумные уловки, чтобы можно было липший час побегать во дворе. Едва ли не с первого занятия он решил, что станет музыкантом, и с тех пор не менял этого решения. Когда Петерису было четырнадцать лет, его приняли на специальные курсы при консерватории. «В качестве подопытного кролика», по его собственным словам. (Курсы эти служили базой для педагогической практики студентов.) А занимался с Плакидисом Паул Дамбис, тоже ставший впоследствии лауреатом премии комсомола Латвии.

Итак, семиклассник Петерис Плакидис уже в стенах консерватории. Сочиняет музыку. Увлечен Скрябиным. Потом приходят новые привязанности. Теперь он стремится к строгости, жесткости, даже к аскетизму звучания.

В. Ф. УТКИН:

В Петерисе уже с первых курсов чувствовалось стремление обозначить свое «я», причем в манере своеобразной, хотя и спорной. В это время он писал музыку для ансамбля «Рижская пантомима». Думаю, что условное искусство пантомимы оказало «сокоетгео влияние на его художественное мышление, на его музыку.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены