Клятва

П Павленко| опубликовано в номере №424, январь 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сценарий П. Павленко и Мих. Чиаурели «Клятва», отрывок из которого мы печатаем, рассказывает о событиях, происходивших в период со дня смерти В. И. Ленина до обороны Сталинграда в 1942 году.

Основными персонажами сценария являются члены семьи Петровых: Варвара Михайловна, её сыновья Александр и Сергей, невестка, жена Александра, Ксения, сынишка Александра и Ксении Петька и давние друзья семьи - инженер Георгий Георгобиани, донской колхозник Василий Рузаев, узбекский колхозник Юсуф Тургунбаев и украинский колхозник Баклан.

Бьют часы на Спасской башне. Александр Степанович, сверяя свои часы с кремлёвскими, ускоряет шаг. Тяжело отдуваясь, его нагоняет Тургунбаев. Во многом изменились они с тех пор, как мы познакомились с ними впервые. И возмужали и, быть может, несколько постарели, но - главное - выглядели теперь иначе. Чувство уверенности в себе, чувство достоинства проглядывают во всех их движениях. Догнав Александра, Тургунбаев обратил его внимание на человека впереди, который задумчиво разглядывал колокольню Ивана Великого и царь-колокол.

- Смотри, Искандер, смотри вперёд. Это обязательно будет Рузаев. Эй, Василь, зачем богу не молишься?! - прокричал он Рузаеву.

Тот недоуменно обернулся.

- А-а, Юсуф... здорово, это ты в каком же смысле? - осторожно спросил он.

- В каком, в каком... забыл, как царь-пушке молился?

- Ну... Вот ерунда-то, - возмущённо отмахнулся Рузаев и вдруг вспомнил что-то далёкое, смутное, происшедшее в раннем детстве, у дальних истоков его жизни.

- Вот, черт, вспомнил-то что!... Да ведь это двести лет назад было... - рассмеялся он, обнимая Тургунбаева. - А себя-то помнишь?

Тот молча кивнул головой.

Втроём они вошли в Большой Кремлёвский дворец, куда пешком и на машинах уже собирались гости.

В вестибюле стояла невероятная толкотня. Сотни людей раздевались у вешалок.

Расправляя свои запорожские усы, Баклан, держа в руках новенький плащ, норовил протиснуться вне очереди к миловидной гардеробщице.

Тургунбаев моргнул Рузаеву: сейчас, мол, я его разыграю.

- Культурны человек на тыщу вёрст видно, - громко произнёс он. - Которы культурны человек, он своё место держит, чужой место не держит... отсталы человек один чужой место лезит, совесть карман положил...

Баклан сдвинул брови, распушил усы, чувствует, что речь о нём, но не хочет сдаваться.

- Шо вы, граждане, до меня пристаёте, - слегка огрызнулся он, оборачиваясь. - Шо мы, у трамвая, чи шо... - и вдруг узнал Тургунбаева: - Юсу-уф?.. Здорово!

Они обнялись, хлопая друг друга по плечам.

- Давно в Москве? Что ж я тебя на съезде не бачил? Слыхал самого?

- Конечно, слыхал. Наверно, война скоро будет. А? Большое предупреждение он нам сделал.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены