Как комсомолец с ведьмой подружился

Ф Митрохин| опубликовано в номере №19-20, декабрь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Слышал, Федька, что бабы говорят. Ну так вот, в порядке союзной дисциплины, приказываю тебе - ликвидируй эту ведьму. Да только поскорее, не тяни. Понял?...

Чего уж тут не понять. Раз дисциплина, значит, никуда не подашься - надо выполнять. Да только как? - вот в чем загвоздка.

Когда народ разошелся, подхожу я к председателю.

- „Тов. Куренкин, ты бы в помощь мне кого - нибудь дал».

- Ну что ж, ладно. Бери Пашку - он парень с головой. Да и я сам, ежели в это время близко окажусь, рад помочь. А почему все эти дело я тебе поручил, - объяснял он потом, - так это оттого, что ты у нас один естественной историей занимаешься. А сдается почему - то мне, что и ведьма наша естественной историей попахивает.

Надо сознаться, ребята, горд я стал после этого. Как - никак, а что - то вроде предчека по борьбе с нечистой силой оказался.

На следующий же день созвал совещание: я, Пашка, Мотря и еще два деревенских парня. На совещании решили: как только Мотря опять увидит свою ведьму - пулей пусть мчится ко мне. А я уж соберу всех и начнем «ликвидировать» нечистую силу.

Смеялись надо мной мужички.

- Вишь ты, молоко еще на губах не обсохло, а туда же, - с ведьмой воевать вздумал. Это, брат, тебе не на митингах языком болтать. Посерьезней дельце будет.

Я отмалчивался. Уж если говорить откровенно, я и сам не знал, как буду ликвидировать ведьму. И только одно понимал хорошо, что нет, конечно, никакой ведьмы, чго это одно суеверие деревенское. Но что такое видела Мотря и что это за палочка - никак догадаться не мог.

Три дня прошло спокойно. На четвертый сижу я вечерком с Пашкой на скамеечке у своей Избы и разъясняю ему наше ленинградское житье - бытье.

Вдруг, как бомба, Мотря влетает к нам.

- Федор, опять «она», проклятая, Губастую охаживает.

- Ну, думаю, началось!...

Велел я Пашке за председателем бежать, а сам в избу за фонарем бросился. К этому времени и председатель подоспел.

- Приказывай, - смеется он, - а чувствую я, что и ему что - то не по себе.

Приказывать, так приказывать.

- Тов. Куренков и ты, Пашка, ступайте в тыл Губастой, чтобы ведьме отступление отрезать. А я с Мотрей да с фонарем с фронта зайду.

Сказал, а сам чувствую себя, как будто я не ведьму иду ликвидировать, а белогвардейскую банду какую - нибудь.

Как сказал, так и сделано было: председатель с секретарем с тылу зашли, а я с Мотрей - с фронта. Фонарь на всякий случай в тряпку завернул, чтобы не спугнуть неприятеля.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены