Ижора

Евгений Кутузов| опубликовано в номере №1205, август 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Уже давно не связан я с Ижорским заводом. За прошедшие годы поработал на многих предприятиях в разных городах, но где бы ни жил, почему-то всегда считал себя по-прежнему причастным к Ижорскому заводу, точно не было и нет в моей трудовой книжке записи о том, что «уволен по собственному желанию». Все эти годы мне кажется, что я нахожусь в длительной командировке и, как всякий командированный, разворачиваю по утрам газеты, ищу сообщений с Ижорского завода, про Ижорский завод...

«Стремительно нарастает трудовой темп десятой пятилетки в коллективе объединения «Ижорский завод». В социалистическом соревновании под девизом «От высокого качества работы каждого – к высокой эффективности труда коллектива!» лидируют передовые бригады Героев Социалистического Труда С. И. Ильина, В. А. Горюнова, А. П. Михалева, лауреата Государственной премии СССР Н. И. Мешкова и многих других.

Бригада сталеваров, руководимая Героем Социалистического Труда С. И. Ильиным, сосредоточила свои усилия на экономном использовании трудовых и сырьевых ресурсов, на бездефектной работе. Сталевары дали слово к 7 ноября 1977 года выплавить сверх плана 500 тонн высококачественной стали, а в день славного юбилея сварить плавку на сбереженных мазуте и ферросплавах»...

«Крупная партия стальных труб досрочно отправлена в столицу Монголии. Стальные бесшовные трубы ижорских металлургов пользуются большим спросом за рубежом... Уже в первой половине этого года трубопрокатчикам предстоит выполнить 37 заказов четырнадцати стран мира. Впервые в 1977 году будут выполнены заказы Австрии и ФРГ».

«Три модели ижорских карьерных экскаваторов вновь успешно прошли государственную аттестацию: на новый трехлетний срок им подтвержден Знак качества. Высокая производительность, хорошая маневренность, надежная работа в любых климатических и горногеологических условиях, простота в управлении и обслуживании – эти и другие качества поставили ижорские экскаваторы в число лучших отечественных и зарубежных машин...»

«ХЕЛЬСИНКИ, 23 марта. Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин, находящийся в Финляндии с дружественным визитом, посетил атомную электростанцию близ города Ловиса. АЭС «Ловиса» является крупнейшим объектом экономического сотрудничества между Советским Союзом и Финляндией...»

Из социалистических обязательств коллектива производственного объединения «Ижорский завод»:

«На основе внедрения в производство организационно-технических мероприятий и новой техники увеличить выпуск оборудования для АЭС (по суммарной электрической мощности) против 1976 года в два раза, в том числе обеспечить поставку оборудования для АЭС «Ловиса» (блок 11)...»

Каждый колпинский мальчишка всегда знал, что Ижорский завод – самый большой и самый старейший в стране. Думаю, что эту уверенность нам, мальчишкам, исподволь внушали взрослые.

Пришло время, и я узнал, что Ижорский завод отнюдь не самый большой, есть гораздо больше, и вовсе не самый старейший. Не стану придумывать, что это «открытие» очень опечалило меня, »но в душе все-таки остался какой-то неприятный осадок, словно у меня отняли нечто прекрасное, словно меня лишили чуда...

Расставание с детскими иллюзиями никогда не проходит безболезненно.

Время от времени без всякой конкретной цели и видимой необходимости я вдруг собираюсь и еду на Ижорский завод. Близким своим я не уточняю, что еду именно на Ижорский – просто говорю «на завод», и этого вполне достаточно. Бывая на заводе, я не обязательно иду в цех (знаю, что это мое признание не понравится тем, кто заказывает для меня пропуск), а чаще брожу по территории, узнавая и не узнавая завод. Раньше, еще совсем недавно, не было случая, чтобы я не встретил друзей, родственников или хотя бы знакомых. Теперь такие встречи становятся все реже и реже... Даже приходя в цех, где я когда-то работал, я больше вижу людей незнакомых.

Но что, какая сила тянет меня туда? Только ли воспоминания, либо нечто большее? Ведь я понимаю, что давно стал чужим здесь, гостем, что моя связь с заводом сделалась фактом моей биографии, оставшись несколькими строчками в трудовой книжке... Да и лавров, по правде говоря, я не снискал, работая на Ижорском заводе. Более того, трезво оценивая прошлое, я сознаю, что был слабеньким кузнецом, хотя, конечно же, приобрел некоторый опыт, который позволил мне, работая на других заводах, считаться кузнецом хорошим. Однако это не мое достижение. Это достижение многих поколений кузнецов-ижорцев, чье мастерство терпеливо (известно, что чем меньше у человека способностей, тем больше у него амбиции!) и настойчиво передавали мне старшие товарищи – Анатолий Александрович Красоткин, Федор Федорович Малашин, Борис Петрович Костромитин и другие. Когда кто-то хвалил меня за умение – это на самом деле хвалили их. Каждый из них был по-настоящему талантливым кузнецом. Мастером с большой буквы, однако их мастерство тоже не выросло на голом месте, они наследовали его, чтобы, обогатив своим опытом, своими знаниями, передать следующему поколению.

Так было всегда. Из поколения в поколение передавался опыт ижорских мастеровых, а опыт этот имеет глубокие корни и давным-давно признан повсюду.

Хоть и не самый старейший Ижорский завод, а все-таки он очень старый...

В 1710 году, когда в результате Северной войны были освобождены исконно русские земли в устье Невы и Россия получила выход к Балтийскому морю, близ того места, где теперь находится Ижорский завод, были построены плотина и «пильная мельница». России нужен был флот, а для строительства флота нужен был лес. С берегов Ижоры, которая впадает в Неву, было удобно сплавлять древесину в Санкт-Петербург. Леса требовалось много, из него строили не только корабли, но и новую столицу. В 1719 году Петр I приказал перенести «пильную мельницу» ниже по реке Ижоре, «дабы с Невы удобнее лес можно для пилования выводить для того что лес уже на Ижоре переводится...».

В июле 1722 года появился еще один документ:

«По указу его императорского величества Адмиралтёйств-коллегия слушав генерала-фельдмаршала светлейшего князя Меншикова веления, приговорили: для осмотра мест, где будет закладываться пильная мельница на Ижоре ехать вице-адмиралу Змаевичу...»

Июль 1722 года и принято считать датой основания завода, который до октября 1917 года назывался «Адмиралтейские Ижорские заводы» и находился в ведении Военно-морского ведомства.

Еще не так давно, на моей взрослой памяти, в Колпине невозможно было найти семью, в которой хоть кто-нибудь не работал бы на Ижорском заводе имени Жданова. Там работали все.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены