Иван Богун

Натан Рыбак| опубликовано в номере №639, январь 1954
  • В закладки
  • Вставить в блог

ОТРЫВОК ИЗ ВТОРОГО ТОМА РОМАНА «Переяславская рада»

Шляхтич Павло Олекшич с нетерпением дожидался рассвета. У порога на разостланной попоне храпел слуга; он спал, как убитый. Олекшич парит я губы, неторопливо выпил. От пива тянуло плесенью, запалом которой, казалось, был пронизан самый воздух убогой корчмарской горницы, куда спешное дело завело шляхтича в эту мартовскую ночь.

С сожалением оглядел Олекшич свой измятый камзол и скомканный кунтуш, который валялся на соломенной подстилке у стены. В его усадьбе в Олекшичах, под Тернополем, ей богу, ему было бы сейчас лучше.

Если бы не вызвали в ставку коронного гетмана, не пришлось бы Олекшичу ввязываться в непредвиденные хлопоты, к тому же весьма опасные.

Коронный гетман Станислав Потоцкий на этот раз беседовал с ним на редкость учтиво. Так и сказал Потоцкий:

- На вас возлагает надежду сам король, а что касается меня, то и говорить об этом нечего!

Что ж оставалось после этого делать Олекшичу? Подчиниться и исполнить поручение, о котором известно было самому королю. Вот так и очутился здесь, в Меджибоже, Павло Олекшич.

Монах Себастиан, вместе с которым ехали до Меджибожа, и который взял у него письма, чтобы ехать далее, в Винницу, был, по мнению Олекшича, человек умный и осторожный. Недаром Потоцкий приказал ему во всем руководствоваться советами монаха.

Почтительность, с которой обращался коронный гетман к монаху Себастиану, свидетельствовала, что это незаурядный чернец. Но Олекшич знал о своем спутнике не более того, что зовут его Себастиан и что принадлежит он к бернардинскому ордену, имеющему свой монастырь в Киеве.

С той минуты, как монах отправился в Винницу, оставив Олекшича в Меджибоже с сотней гусар, его уверенность и спокойствие были нарушены. Может, потому и не спалось и не ложилось пану Олекшичу.

Но что могло произойти плохого? Привезет монах ответ от Богуна или Богун откажется встретиться с ним?

Хотя здесь и не было казаков Хмельницкого, и сотня гусар оберегала его особу, Олекшич гораздо увереннее чувствовал бы себя в лагере Потоцкого.

Зато, если Олекшичу посчастливится, если Богун примет предложение короля и коронного гетмана, быть тогда шляхтичу сенатором Речи Посполитой. В его лице покойный Адам Кисель получит достойного преемника. Ведь Потоцкий совершенно открыто сказал, что киевское воеводство будет отдано ему, Олекшичу.

От таких мыслей на сердце становится спокойнее. Если бы так случилось! Богун - гетман, а он, Олекшич, воевода киевский! Даже нечто похожее на улыбку показалось на губах шляхтича. Нет, все-таки удачно вышло, что спас он тогда от солдат Потоцкого полковника Богуна! Такое не забывается. В сущности, это, пожалуй, и решило дело, когда король, канцлер и коронный гетман выбирали человека, которому можно было доверить переговоры с Иваном Богуном.

Теперь Олекшич был уверен, что Речь Посполитая, король, сенаторы будут ему признательны. Богун - это не Выговсхий или какой-нибудь другой из старшины. За Богуном пойдет все войско, даже вся чернь. Вот тогда запляшет Хмель со своими московитами! Скорее бы рассвело! Теперь уже по другой причине не терпелось Олекшичу.

Мысли мелькали одна за другой. Все складывалось как нельзя лучше. Возбужденное воображение рисовало радостные картины будущего.

Главное - привлечь на свою сторону старшину и казаков. Они пойдут за Богуном. Сомневаться в этом смешно. Чернь тоже пойдет! А тогда с нею легко будет расправиться.

Прав коронный гетман, что черни нельзя позволить снюхаться с московитами. Оттого и тянется она к Москве, что знает: в одном стане с русскими не страшна ей шляхта.

Приятные мысли были тому причиной, а может, и усталость, наконец, дала себя знать, но Олекшич, уронив голову на руки, заснул.

Вскоре его тяжелое, с присвистом, дыхание смешалось с храпом слуги.

... Не спалось только гусарскому ротмистру Заборовскому, который уже третий раз за ночь объезжал с десятком гусар сонные улицы Меджибожа, чутко прислушиваясь к каждому шороху. «Предосторожность никогда не мешает, - думал ротмистр. - Когда в нескольких верстах стоят казаки, то, несмотря на всякие там рыцарские обязательства, которые, по словам Олекшича, связывают полковника Богуна, быть начеку никогда не помешает».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены