Ищу Атлантиду

Н Андреева, М Баринов| опубликовано в номере №913, июнь 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Фантастика без фантастики

Круги капитана Ветрова

Арика Петерсен получает задание. Что можно узнать за полтора часа. Три вопроса, на которые ответа нет.

- А зачем искать Атлантиду! Что значит ее найти!

-... Найти Атлантиду - это значит разрешить множество важнейших вопросов, ответить на которые наука пока не может. Найти Атлантиду- значит на тысячелетия раздвинуть наши познания истории человечества, выявить многие закономерности ее, развития. Найти Атлантиду - это значит найти объяснение сотням геологических - процессов, в том числе вопросу о причинах внезапного оледенения Северной Европы и последующего внезапного отступления ледника, заполнить существенные пробелы в проблеме возникновения славянских- племен на севере нашей родины...

И, может быть, самое главное - найти Атлантиду - это значит оказать неоценимую поддержку романтикам всей земли, людям, которые стремятся заглянуть за узко очерченный круг «конкретно поставленных задач», найти ненайденное, увидеть невиданное. Им суждено очень многое совершить. Ими двигает вера в мечту. Найти Атлантиду - значит укрепить их в своей вере.

- Вы по образованию историк, я слышал, что даже увлекались египтологией, - вам и карты в руки. Начало в пять. Поторопитесь, у вас осталось всего сорок минут.

Редактор кивнул, давая понять, что разговор окончен.

Когда Арика приехала в институт океанологии, где, по словам редактора, некий кандидат наук Ветров делал сообщение о своих работах в области атлантологии, было уже начало шестого. Конференц-зал института был полон, возле кафедры стоял высокий светловолосый человек. «Не старше тридцати, - отметила Арика, отыскивая свободное место. - Больше похож на моряка, чем на ученого». В рунах у него был довольно потрепанный томик, раскрытый на середине. Он читал:

- «... Выслушай, Сократ, сказание, хоть и очень странное, но совершенно достоверное, как заявил некогда мудрейший из семи мудрых - Солон...

В Египте, на дельте, углом которой разрезается течение Нила, есть область, называемая Саисской, а главный город этой области Саис... Прибыв туда, Солон, по его словам, пользовался у жителей большим почетом, а расспрашивая о древностях наиболее сведущих в этом жрецов, нашел, что о таких вещах ни сам он, ни кто другой из эллинов ничего не знает... Один старый жрец сказал:

- О Солон, Солон! Вы, эллины, всегда дети, и старца эллина нет.

Услышав это, Солон спросил:

- Как это? Что ты хочешь сказать?

- Все вы юны душою, - промолвил жрец, - потому что не имеете вы в душе ни одного старого мнения, которое опиралось бы на древние предания, ни одного знания, поседевшего от времени. А причиною тому вот что. Многим и различным катастрофам подвергались и будут подвергаться люди. Величайшие из катастроф случаются из огня и воды, а другие, более скоротечные - от множества иных причин... Через долгие промежутки времени истребляется все находящееся на земле посредством сильного огня. Тогда обитатели гор, высоких и сухих местностей гибнут больше, чем живущие у рек и морей. Что касается нас, то Нил, хранящий нас, бывает спасителем и в этой беде... Оттого-то здесь, говорят, все сохраняется от самой глубокой древности. Но дело вот в чем: во всех местностях, где не препятствует тому чрезмерный холод или зной, в большем или меньшем числе всегда живут люди; и что бывало прекрасного и великого или замечательного в иных отношениях у вас или здесь, или в каком другом месте, о котором доходят до нас слухи, то все с древнего времени записано и сохраняется здесь в храмах. У вас же и у других каждый раз, едва лишь упрочится письменность и другие средства, нужные для этой цели городам, как опять через известное число лет, будто болезнь, низвергается на вас небесный поток и оставляет в живых из вас только неграмотных и неученых. Так что вы снова как будто молодеете, не сохраняя в памяти ничего, что происходило в древние времена как здесь, так и у вас... Вы помните только об одном земном потопе, тогда как до него их было несколько. Потом вы не знаете, что в вашей стране существовало прекраснейшее и совершеннейшее в человечестве племя, от которого произошел и ты, и все вы с вашим городом, когда оставалась от него одна ничтожная отрасль. От вас это утаилось потому, что уцелевшая часть племени в течение многих поколений сходила в гроб без письменной речи. Ведь некогда, Солон, до великой катастрофы потопа, у нынешних афинян был город, сильнейший в делах военных, но особенно сильный отличным по всем частям законодательствам...

Записи говорят, какую город ваш обуздал некогда силу, дерзостно направлявшуюся разом на всю Европу и на Азию со стороны Атлантического моря. Ведь тогда-то море это было судоходно, потому что перед устьем его, которое вы по-своему называете Геракловыми Столпами, находился остров. Остров тот был больше Ливии и Азии, взятых вместе, и от него открывался плавателям доступ к прочим островам, а от тех островов - ко всему противолежащему материку, которым ограничивается то истинное море. Ведь с внутренней стороны устья, о котором говорим, море представляется бухтой, чем-то вроде узкого входа. А то, что с внешней стороны, можно назвать уже настоящим морем, равно как и окружающую его землю, по всей справедливости - истинным и совершенным материком.

На этом-то Атлантидском острове сложилась великая и грозная держава царей, власть которых простиралась на весь остров, на многие иные острова и на некоторые части материна. Кроме того, они и на здешней стороне владели Ливиею до Египта, Европою до Тиррении. Вся эта держава, собравшись в одно, вознамерилась и вашу страну, и нашу, и все по сию сторону устья пространство земли поработить одним ударом. Тогда-то, Солон, воинство вашего города доблестью и твердостью прославилось перед всеми людьми. Превосходя всех мужеством и хитростью военных приемов, город ваш то воевал во главе эллинов, то, когда другие отступились, противостоял по необходимости один и подвергал себя крайним опасностям. Но, наконец, одолев наступающих врагов, торжествовал победу над ними, воспрепятствовал им поработить еще не порабощенных и нам и всем вообще живущим по эту сторону Геракловых пределов безусловно отвоевал свободу. Впоследствии же, когда происходили страшные землетрясения и потопы, в один день и в одну бедственную ночь вся ваша воинская сила разом провалилась в землю, да и остров Атлантида исчез, погрузившись в море. Потому и тамошнее море оказывается теперь несудоходным и неисследованным: плаванию препятствует множество окаменелой грязи, которую оставил за собою осевший остров...»

Ветров захлопнул книгу и положил ее на край кафедры.

- Я позволил себе привести столь длинную цитату из знаменитого диалога Платона, - продолжал он, поглаживая рукой книгу, - потому что именно здесь мы впервые встречаемся с упоминанием Атлантиды. Как известно, в те времена подавляющее большинство философских сочинений писалось в форме диалогов. Для своего творчества Платон не делал исключения. Приведенный отрывок взят из диалога «Тимей», посвященного вопросам государственного устройства и другим общеполитическим проблемам того времени. Любопытно, что диалог не однороден по своему содержанию. Один из собеседников неожиданно отвлекается от основной темы и рассказывает, что он знал идеальное государство, которое лежало в Атлантическом море и было огромно - больше Ливии и Азии, вместе взятых, что государство это хотело поработить греков и египтян, но было сокрушено в войне, а вскоре после того погибло во время страшного потопа, сопровождавшегося извержениями вулканов. Затем рассказчик, таи же неожиданно прервавшись, заявил, что он расскажет об Атлантиде позднее, и общий разговор возвратился в первоначальное русло.

И действительно, в следующем диалоге, который называется «Критий», главный собеседник по имени Критий рассказывает о том, что якобы стало ему известно о путешествии его предка, греческого мудреца и законодателя, Солона в Египет. Там, в Египте, в городе Саисе, жрецы одного из храмов рассказали ему об Атлантиде и о великой войне, предшествовавшей ее гибели.

Они рассказали Солону о прекрасной стране, о ее столице, о государственном устройстве, о военной мощи атлантов. Но дальше, когда рассказ должен был идти о событиях, связанных с войной и гибелью острова, диалог просто обрывается. И никто не знает, почему осталась незавершенной эта работа Платона - произведение, которое, по мнению специалистов, могло стоять по своему совершенству на одном уровне с бессмертными гомеровскими творениями.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены