Иран

В Якубович| опубликовано в номере №393, октябрь 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

Декабрь. На Каспийском море бушует шторм. Тёмно - зелёные волны с рёзом и воем наваливаются на борта парохода и, разбившись о его могучий корпус, в бессилии откатываются назад.

Судно держит курс на юг. Баку давно остался позади. Буря понемногу стихает. В разрывах свинцовых туч нет - нет да и проглянет голубое небо. К вечеру горизонт совсем проясняется. Вдали проступают неясные силуэты гор. Там Иран, страна, растянувшаяся от седого Каспия до жарких берегов Аравийского моря, от границ Турции до Индийского Белуджистана.

Утром пассажиры покидают пароход. Кончены морские мытарства. Стоит прекрасный, тёплый день. Капли росы сверкают на листьях деревьев. В зелени листвы желтеют крупные апельсины.

Автострада вьётся по Прикаспийской низменности между залитыми водой рисовыми полями, густыми садами, посевами мака. Непонятно, зачем в такую теплынь шофёр требует, чтобы пассажиры приготовили шубы. Дорога поднимается в горы. Лес редеет, затем и совсем исчезает. Кругом вздымаются суровые, мрачные, обнажённые скалы. Дорога ползёт всё выше и выше. Становится прохладно, а потом и вовсе холодно. Теперь понимаешь предусмотрительность шофёра: шубы приходятся очень кстати.

Вдруг начинает идти снег. Сначала в воздухе появляются редкие снежинки. С каждой минутой число их увеличивается. И вскоре настоящая метель окутывает машину.

Навстречу автомобилю идёт караван. Закрыв веки, запорошенные снегом, степенно шагают верблюды. Глухо бряцают большие колокольчики на шеях животных. Под эту монотонную музыку сотни и тысячи километров отмеривают караваны через пустыни, горы и степи Ирана.

Ещё несколько часов пути среди зимнего пейзажа - и дорога петлями уходит вниз. Делается теплее. Спустившись с перевала, машина проносится мимо овечьих отар, верблюжьих стад, табунов лошадей. То здесь, то там видны чёрные шатры иранских скотоводов - кочевников. Перед глазами простирается необозримая песчано - каменистая, жёлто - серая равнина. Это - центральное иранское плато.

Сурова природа Ирана. Только узкая полоска прикаспийской низменности да редкие оазисы радуют глаз пышной растительностью, богатствами красок; большая же часть страны представляет собой сухие степи, пустыни, солончаки. Нет здесь ни быстрых рек, ни глубоких озёр. Лишь одна река судоходна - Карум - да на озере Урмия совершают рейсы небольшие пароходы. Все остальные ручьи и реки, стекающие с гор, пересыхают или теряются в песках. Вода очень дорога: без неё нет жизни. Её берегут, как самое драгоценное сокровище. Страна испещрена сетью подземных тоннелей, по которым за десятки километров идёт от горных ручьев животворящая влага к человеческому жилью. Среди мёртвых песков высятся каменные строения. Это абамбары - глубокие ямы для сбора дождевой воды, прикрытые от солнечных лучей высокими стенами. Месяцами хранится в абамбарах вода, тухлая, вонючая, нередко с червями. Её пьют, ею умываются, ею поливают поля. Во многих местах Ирана она служит единственным источником жизни.

Деревянной сохой, как и тысячелетия назад, иранский крестьянин царапает землю. Более шестнадцати миллионов человек живёт в Иране, из них почти двенадцать миллионов занимаются земледелием. Остальные - это кочевники - скотоводы и городское население.

Когда вы впервые въезжаете в иранский город, вас поражает его какой - то странный, неприветливый вид: словно город отвернулся от вас. Быт мусульманской семьи, скрытый от постороннего любопытного взгляда, создал тип построек, выходящих на улицу слепой стеной. А за этой стеной зеленеют сады, поблескивают водной гладью бассейны, высоко сверх устремляются струи фонтанов.

Таковы дома зажиточных иранцев - горожан. У бедняков нет на бассейнов, ни фонтанов. Беднота ютится в узких переулках.

Особенно резкий контраст с центральной частью города, обычно застроенной зданиями европейской архитектуры, представляют собой торговые улицы, в частности базар, любого иранского города, будь то Тегеран - столица Ирана, - или Тавриз, или Кум. Это крытый лабиринт улочек, переулочков и тупиков, живущий своей, обособленной жизнью и имеющий собственную администрацию. У каждого ремесленного цеха на базаре есть своя улица, свой квартал. Издалека по пряным запахам узнаёте вы цех кондитеров: через квартал лудильщиков и посудников трудно пройти из - за оглушающего стука молотков и звона меди; жаром пышет от квартала булочников и продавцов «лаваша» (тонкие сухие лепёшки). Всюду шум, грохот, крики, зазывания. И только квартал продавцов ковров полон торжественной тишины. Это цех богачей, цех баловней судьбы.

Иранские ковры славятся во всём мире. Огромными партиями отправляются они в США, Англию и другие страны.

Недра Ирана богаты нефтью, каменным углем, железом, медью, серебром, свинцом. По добыче нефти Иран занимает четвёртое место в мире. Наиболее мощные нефтяные месторождения находятся на юго - западе страны, в области Хузистан. Они эксплуатируются Англо - иранской нефтяной компанией.

Но кроме нефти все остальные природные богатства Ирана почти не используются. Промышленности, по существу, нет в Иране. Во всей стране едва ли найдётся пятьсот фабрик и заводов. Зато по - прежнему, как и в древние времена, на весь мир славятся неповторимые иранские мастера коврового дела, чеканщики по золоту и серебру, стеклодувы синей кумской посуды.

Через весь Ирам, от Каспийского моря до Персидского залива, проходит Трансиранская железная дорога. Она идёт по четырём тысячам мостов, сквозь двести тоннелей, через ущелья и скалы, пески и долины. Дорога вступила в строй только а 1933 году. До того в Иране была лишь одна небольшая железная дорога, построенная ещё в 1916 году русским правительством.

В годы первой мировой войны Иран (Персия) представлял собой слабую, полуколониальную страну. После Великой Октябрьской революции в России советское правительство добровольно отменило все кабальные договоры и соглашения, которые насильно навязало иранскому народу царское правительство. Мало того: Советская Россия передала Ирану порт Энзели, банк и ряд других предприятий и учреждений, принадлежавших царскому правительству. До сего времени Советский Союз помогает Ирану строить хозяйство, бороться с эпидемиями и вредителями сельского хозяйства.

Иран давно уже привлекает алчные взоры германских фашистов. Близость Ирана к важнейшим нефтеносным районам СССР и к. Индии, огромные запасы стратегического сырья, которыми владеет Иран, лишили покоя немецких агрессоров. Гитлеровцы задались целью прибрать Иран к своим рукам, чтобы использовать его как источник стратегического сырья и как плацдарм для нападения на СССР. Чтобы осуществить это, немцы ни перед чем не останавливались, не брезговали никакими средствами, они создавали в Иране шпионские и диверсионные группы, пробирались в государственный аппарат, регулярно вели, профашистские радиопередачи, наводняли страну фашистской литературой, - словом. делали всё возможное, чтобы натравить народы Ирана на его великого северного соседа - Советский Союз. Германские агенты, шпионы и диверсанты, селились вблизи советских границ под видом торговцев, инженеров, рабочих, туристов. Прикрываясь вывеской представительств германских промышленных фирм, фашисты занимались организацией вооружённых банд, предназначенных для переброски в Баку и Советский Туркменистан. В северных провинциям Ирана немцы организовали десятки складов оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.

«Бурная» деятельность фашистов, понятно, была возможна только потому что им явно покровительствовали бывший шах Ирана и его правительство.

Юридически Иран считался конституционной монархией, в действительности же это была ничем не прикрытая деспотия. Верховная власть принадлежала шахиншаху (царю царей) Реза Шах Пехлеви.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены