Германия на коленях

А Гуторович| опубликовано в номере №429-430, апрель 1945
  • В закладки
  • Вставить в блог

Квартиры Гитлера и Геббельса находились на самом нижнем этаже. Сюда не могла попасть ни одна бомба. Пятый этаж бомбоубежища был защищен несколькими рядами многометровых плит, служащих перекрытием верхних этажей. Цимм засветил предусмотрительно взятую с собой из имперской канцелярии стеариновую свечу, я по ступенькам каменной лестницы мы в сопровождении нескольких красноармейцев спустились вниз. Кругом была разлита густая, непроглядная темнота: электросеть не действовала.

- Вот это и есть квартиры Гитлера и доктора Геббельса, - приглушенно сказал Цими, когда мы достигли пятого этажа бомбоубежища и прошли, натыкаясь на стены, несколько метров по узкому коридору. - Тут они и жили...

- Какой там жили! - заметил молоденький автоматчик, полтавчанин Иван Чумаченко. - Тут, в этих катакомбах, твой «фюрер» да колченогий Геббельс прятались от смерти.

Подземное гнездовище «фюрера» состояло из двух небольших комнат. Посредине первой стояли покрытый цветистой шёлковой скатертью столик и четыре стула вокруг него. Стулья были расставлены в беспорядке: видно, хозяину и его гостям сиделось в подземелье весьма беспокойно. На столике остались бутылка недопитого красного вина и несколько рюмок.

во второй комнате стояли железная кровать, покрытая грязным одеялом, белая фарфоровая шина и полуобгоревший диван. Достопримечательностью этой комнаты были огромные - от пола до потолка - зеркала, занимавшие три стены. «Фюрер» любил кривляться, как обезьяна, перед зеркалом. Он часами позировал, «отрабатывал» жесты, любовался мимикой своей тупой, собачьей морды.

На полу в этой же комнате валялись брошенные кресты и ордена Гитлера, коричневый эсэсовские костюм, в котором он любил щеголять на парадах, а под кроватью был обнаружен забытый впопыхах правый сапог.

- Ну и солоно же было, наверное, в последнюю минуту «фюреру», раз в одном сапоге ускакал! - сказал кто-то из бойцов.

Перейдя через коридор, мы очутились в квартире Геббельса. Он занимал в подземелье три комнаты. В первой комнате - столовой - находились только стол и несколько стульев. Во второй - спальне - стояли две железные грубой работы кровати, гардеробы с личными вещами и чемоданы, подготовленные к отъезду. На одном из чемоданов красной тиснёной кожи была надпись: «Доктор Геббельс». Но уехать с комфортом не удалось. Берлин был окружён со всех сторон, и чемоданы так и остались стоять на месте.

Спальня завалена бумагами, одеждой, бутылками, посудой. Всё носило следы поспешных приготовлений к бегству. Зверь, застигнутый в своей глубокой подземной норе, метался из стороны в сторону, но уже ничто не могло спасти его.

Третья комната была детской.

- Вот так гнёздышко! - сказал Иван Чумаченко. - Нора, кротовья нора. Но и отсюда наша карающая рука выкурила проклятое звериное племя. Эх, и до чего ж я рад сегодня!...

Унтер ден Линден - одна из главных магистралей Берлина. Её перерезают торжественные Бранденбургские ворота. Немцы любили шествовать через них с венками победителей. Неподалёку от Бранденбургских ворот, в парке Тиргартен, установлена огромная колонна победы. Теперь через Бранденбургские ворота, мимо колонны победы, понуро двигались бесконечные колонны пленных немцев. Над ними развевались белые флага капитуляции...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены