Гармонь

Иван Опанасенко| опубликовано в номере №517, декабрь 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Если вам приходилось бывать в Донбассе, вы, конечно, знаете, как хороши у нас летние вечера. Ещё не успеет солнце уйти на отдых, ещё заря догорает на шахтных копрах, а земля уже вспыхивает множеством огней. Когда же совсем стемнеет и по краям «Чумацкого шляха» загорятся звёзды, то кажется, что небо слилось с землёй. И тогда где-нибудь в тихом парке шахтёрского посёлка или на далёкой околице торжественно, словно провожая ушедший день, зальётся голосистая подруга - трёхрядка-гармонь.

И летят крылатые песни из края в край по донецкой земле: над копрами, над степями широкими, над городами и сёлами. А сады шумят над дорогами, шелестят, покачиваются виноградные лозы...

* * *

Тарас и Виктор были однолетки. Они вместе катали колесо по улице, бродили по лужам после дождя, пускали по воде бумажные линкоры. Вместе пошли и в школу. Учились отлично, друг от друга не отставали. Но и озорничали так, что до сих пор о них помнят и директор и учителя.

Теперь они взрослые, окончили ремесленное училище и уже год работают слесарями на шахте. А слесарь в горном деле - почётный человек, об этом все знают.

Вот, скажем, врубовка остановилась - ни взад, ни вперёд. Кто беде поможет? Конечно, слесарь. Найдёт повреждение: там винтик заменит, там прокладок добавит или валики выправит, - и сразу машина пошла! Опять шумят моторы, и стальные зубья вгрызаются в чёрные пласты, и уголь потоком идёт на-гора. Вот что значит быть слесарем на шахте!

Тарас и Виктор гордятся своей профессией и, как когда-то в школе, упорно соревнуются. Если Тарас выполнил полторы нормы за смену, то Витя - никак не меньше двух. В последнюю неделю он ежедневно даёт три нормы, а Тарас никак за две с половиной не перескочит. Портрет Виктора висит на доске почёта, мастер к молодому слесарю обращается с уважением, по имени и отчеству.

Одним словом, всё хорошо. Только гармони нет. Тарасу отец из Одессы трёхрядку привёз, новенькую, цветами разрисованную. Как возьмет её в руки Тарас, как нажмёт на голоса, - смеётся гармонь, поёт-заливается. А у Вити руки давно к гармони тянутся.

- Ничего, - говорил он товарищам, - вот Володька скоро приедет, лучшую мне привезёт.

А сам думал: «Почему он не едет? В письме обещал на этой неделе быть. Ну, ничего, дождусь, в конце концов».

И дождался.

Как-то под вечер лёгкий «газик» остановился около их двора. Соседка Настя как раз воду несла от колонки. Как увидела высокого статного подполковника, чуть из рук вёдра не выпустила.

- Здравствуй, Настя, - сказал подполковник. - Узнаёшь?

Девушка смутилась, вёдра на землю поставила и юбку расправляет, одёргивает.

- Нет, я вас не знаю, - отвечает, потом вдруг как вскрикнет: - Вовка! Здорово, Вовочка! - но глянула на шитые золотом погоны и растерялась: - Здравствуйте, Владимир Сергеевич...

- Вот видишь, какая встреча, да еще с полными вёдрами, - улыбнулся подполковник. - А ты выросла и расцвела, как та троянда. Ну, как же ты живёшь?

- Живу, не горюю. На шахте работаю машинистом компрессора. Заходи к нам Е гости.

- Спасибо. Зайду непременно...

Тут мать увидела Володьку, выбежала на улицу, а за ней Валька и Колька, младший брат Виктора. Настя побежала домой.

Но дома ей, видимо, не сиделось. Через час она была уже на шахте и всем сообщала новость: «Володя приехал».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены