Экономика. Молодежь. Прогресс.

  • В закладки
  • Вставить в блог

Второе обстоятельство, которое беспокоит меня, — недостаточная информация о работе предприятий, проводящих ныне эксперимент. Как правило, распространяется только хороший опыт и застенчиво умалчиваются ошибки. Это совершенно неправильно и вредно. Весь, буквально весь опыт должен стать достоянием самой широкой инженерной общественности, чтобы мы уже сегодня могли анализировать ошибки, дабы не повторить их в будущем.

— Будут ли у новой системы противники в среде руководителей предприятий?

— Обязательно, хотя преимущества ее столь же очевидны, как преимущества сухогруза или лихтера перед парусником типа, скажем, «Альфы», о которой я уже говорил. Представьте себе, что сегодня весь наш флот состоит из парусников и встал вопрос о переходе на дизели. Все ли капитаны этих судов выразят восторг? Нет. Да потому, что управление новым судном сложно, непривычно, требует творческого напряжения, постоянного пополнения знаний, раздумий, а не окриков типа «Свистать всех наверх: аврал!».

— Придет ли коллектив вашего завода к перестройке достаточно подготовленным?

— Да.

— А лично вы?

— Хочется верить, что да.

— Как вы оцениваете нынешнюю роль вашего непосредственного начальства — руководящего работника министерства или управления, и как она изменится в будущем?

— Думаю, что об этом вам гораздо лучше расскажет он сам...

Главный инженер главка Министерства химического и нефтяного машиностроения СССР Владимир Павлов

Желтый трехэтажный особняк Министерства химического и нефтяного машиностроения СССР. Комната № 215. Мы уже заочно знакомы с заместителем начальника и главным инженером управления нефтепромыслового машиностроения В. И. Павловым, которому принадлежит этот кабинет.

— Значит, в чем еще раз вкратце тема нашей беседы?

— Планирование и управление отраслью народного хозяйства. Проблемы управления во временном разрезе: вчера — сегодня — завтра.

— Вопросы актуальные. Ими, что называется, сейчас живем. Мне, в частности, говорить об этом интересно потому, что все основные годы моей работы, когда профессионально окреп, — семилетка. Собственно, семилетка — главная жизненная школа, которую прошел после института...

На предприятии работал девять лет: инженером технического отдела, технологом цеха, главным технологом завода, главным инженером... В институте руководил лабораторией технологических процессов, потом — техническим отделом. Там занялся было диссертацией, но пришлось отложить. Тема, правда, меня мучает и по сей день — вот разберусь здесь и через полгода-год обязательно продолжу. Могу назвать тему: «Типизация процессов по долотам» — есть в буровом деле такой «инструментик»... Тем более, что профиль моей нынешней работы далеко не отвлекает: проблемы техники — моя стихия и епархия. Собственно, на другую работу я не дал бы согласия при переводе в министерство. Привлекло то, что, не отрываясь от творческих инженерных дел, надо заниматься организацией правильного технического направления нефтяной индустрии, внедрением в жизнь, в производство единой технической политики. Теперь, после решений сентябрьского Пленума ЦК партии, перспективы колоссальные.

Если в прежние времена руководитель должен был пробивать дорогу новому в технической оснащенности предприятия ВОПРЕКИ многому в сложившихся порядках, то теперь совсем другое. Сейчас само время диктует: вникни в те возможности, которые дают тебе в руки решения Пленума, уразумей их и действуй...

Вот возьмите нашу систему. Я четко помню последний период — совнархозовский. Не раз как полномочный представитель завода или института ездил в Москву. Тогда был комитет, на базе которого образовано наше нынешнее министерство. Предприятие имело двух хозяев, и первый — совнархоз. Функции комитета были ограничены. Он мог рекомендовать — и только. Совнархоз имел право навязать заводу выпуск изделий вопреки профилю, а порой и возможностям предприятия. Это позволяла делать старая система планирования, когда опекунство, командование по мелочам было характерно.

Приезжаешь в комитет — помню, руководил я тогда техотделом института, — предлагаешь тематический план, зная, что предприятия нуждаются в специализации. Комитет дает согласие. Приезжаешь на завод заключить договор на проведение технологических работ. Директор в ответ: что скажет совнархоз? А там считали, что специализация завода на каких-то основных видах изделий, характерных для него, ограничит возможности разных поправок к плану по номенклатуре, и при осуществлении специализации ставили добавочные задачи, что мешало в работе. Поскольку в вопросах финансирования завод зависел от совнархоза, часто вопреки своим главным экономическим интересам — выгоде, прибыли, — вопреки здравому смыслу с точки зрения технического прогресса директор отказывался от рекомендаций института и комитета.

— Каково положение дел сейчас? Что принципиально новое вносит в жизнь предприятий министерство, в частности, ваш главк?

— К этому и подхожу. Я с оптимизмом смотрю на всю работу министерства, так как четко вижу разницу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены