Джереми Йорк. «Лики смерти»

Джереми Йорк| опубликовано в номере №1735, май 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вдруг Кэрол услышала звук ключа, поворачивающегося в замке, и вскочила на ноги.

Если сюда войдет Луи, она этого не вынесет. Кэрол боялась его, даже когда он находился по другую сторону двери. Его огромная бесформенная фигура, тусклые глаза, пухлые белые руки...

Дверь открылась, и она увидела черную голову коротышки Джеки. В этом человечке было что-то, вызывающее улыбку, и Кэрол даже немного симпатизировала ему. У коротышки был испуганный вид, видимо, он получил взбучку от Луи. А, может быть, от Поля? Джеки боялся их обоих, и у него не хватало мужества постоять за себя. Коротышка застыл в дверях.

– Привет, мисс, – дружелюбно сказал он. – Хозяин ждет тебя внизу.

Кэрол не двинулась с места.

– Послушай, пойдем со мной, – настаивал Джеки. – Он не такой уж плохой человек. Согласись, что все время, пока ты была здесь, он хорошо с тобой обращался. Тем более, что внизу тебя еще кое-кто ждет. Кэрол не шевельнулась.

– Я не хочу никого видеть, – заявила она. – У меня есть только одно желание – поскорее покинуть этот дом.

– Если будешь слушаться, скоро выберешься отсюда, – заверил ее Джеки. – Вот мой совет, мисс. Сегодня вечером хозяин – в плохом настроении, и я уже получил свою порцию. Не вздумай упоминать в разговоре с ним каких-либо имен, и ни в коем случае не называй его Полем.

– Луи тоже там?

– Луи выполняет поручение, – ответил Джеки и продолжил доверительным тоном: – Луи слишком много на себя берет, а хозяин даже не посвящает его во все свои планы. Так что, идем со мной. Не стоит заставлять хозяина ждать, он может не на шутку разгневаться.

Вслед за Джеки Кэрол вышла из комнаты и прошла к большой лестнице, которую видела до этого только один раз, когда Дора случайно оставила дверь открытой. Покосившиеся перила и скрипучие ступени навевали мысли о старинном доме, запущенном и неухоженном. На заляпанных стенах висело несколько выцветших портретов в пыльных позолоченных рамах. Потертый ковер ручной работы напоминал о былом величии.

Спустившись по лестнице, они оказались в просторном холле, стены которого были обиты грязноватыми желто-коричневыми панелями. По обе стороны холла располагался длинный коридор. Джеки свернул направо, постучал в какую-то дверь и прислушался.

– Войдите, – раздался голос Поля.

Коротышка крепко сжал руку девушки, готовясь втащить ее в комнату, если она станет упираться. Но Кэрол не сопротивлялась.

Она очутилась в большой гостиной с высоким дубовым потолком. Ярко полыхал огонь в камине, и его блики сверкали на застекленных дверцах книжных шкафов и на полированных поверхностях тяжелой старомодной мебели. Поль повернулся к девушке, и выражение его лица привело Кэрол в ужас. Сейчас Поль напоминал ей Луи, осунувшегося и постаревшего на десяток лет.

А из кресла, стоявшего возле камина, медленно поднимался… Джим.

В первый момент, увидев Джима, Кэрол не поняла, что с ним случилось.

– Джим! – выдохнула она и рванулась к нему.

Однако Джим не поспешил к ней навстречу. Он замер на месте, вцепившись рукой в подлокотник кресла, и только осторожно повернул голову на звук знакомого голоса. Кэрол подумала, что он не узнал ее, но, подойдя поближе, увидела глаза Джима. Глаза слепого. Расширившиеся зрачки заполнили всю радужную оболочку, белки покраснели, а нос и губы были распухшими и воспаленными.

– Джим... – с трудом выдавила из себя Кэрол.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Борис Бернаскони и его золотой запас

Именитый архитектор считает лучшими те идеи, что меняют мир и намного переживают своих создателей