Джереми Йорк. «Лики смерти»

Джереми Йорк| опубликовано в номере №1735, май 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Но мне не нужны очки.

– Надевай очки!

Джим не стал больше спорить и, сунув руку в карман обшивки, извлек оттуда гладкий пластиковый футляр, а в нем – солнцезащитные очки с большими стеклами и боковыми планками. Очки плотно облегали лицо, и Джим полностью лишился возможности видеть что-либо – даже боковым зрением. Стекла очков оказались такими темными, что сквозь них можно было рассмотреть только свет фар движущихся навстречу автомобилей. Его, словно слепого котенка, заманивали в ловушку!

Автомобиль стремительно мчался по прямой автостраде, затем вдруг свернул так неожиданно, что Джима швырнуло в сторону. Взвизгнули тормоза, машина остановилась, и кто-то открыл дверцу. Она тут же захлопнулась, и на сиденье рядом с Джимом опустился какой-то человек. Джим снял очки, смог разглядеть лишь темную фигуру, освещаемую огнями проезжающих мимо автомобилей.

Что-то твердое уперлось ему в бок.

– Если у вас осталась хоть капля здравого смысла, – произнес мужчина, – вы наденете очки и не снимете их, пока вам не прикажут.

Твердый предмет все сильнее вдавливался под ребра Джима. Вполне возможно, что это был пистолет. Джим испугался, а то обстоятельство, что эти опасные незнакомцы знают, где находится Кэрол, только усилило его страх.

– Если не послушаетесь меня, то пострадаете, – продолжал мужчина. – А о том, что тогда случится с Кэрол, даже говорить не хочу.

Джим даже не успел сообразить, что произошло, как острая колющая боль обожгла его лицо. Он глубоко вдохнул и почувствовал, как рот, нос и глаза словно полыхнули огнем. Джим замер, закрыв лицо руками, пытаясь не дышать и не шевелиться, пока не пройдет страшная боль.

Автомобиль тем временем резко свернул в сторону и, похоже, стал подниматься в гору. Джим слышал, как натужно загудел мотор. Вскоре он затормозил, и мужчина, сидящий рядом, взял Джима за локоть.

– Мы выходим. Осторожней, Рассел! Я поведу тебя.

Джим ничего не ответил. Темные очки причиняли ему неудобство, он абсолютно ничего не видел и не догадывался, где находится. Только одно утешало его: он запомнил номер автомобиля: KIJ 7162. Несмотря на помощь незнакомца, Джим с трудом выбрался из машины и неуверенно шагнул вперед.

Вокруг по-прежнему была темнота. И вдруг в этой темноте раздался голос. Джим сразу узнал мужчину, звонившего ему сегодня утром.

– Довольно неудобно быть слепым, – проговорил тот, обращаясь к Джиму. – Не правда ли, Рассел? Врагу не пожелаешь, верно?

Отчаянным движением руки Джим сорвал очки и замер, пораженный. Его окружал мрак. Мрак, нарушаемый только слабым проблеском света, даже не света, а просто бледного пятна на фоне темноты. Он выронил очки и дотронулся до своих глаз. Они были широко открыты, но ничего не видели!

Мужчины, подхватив Джима под руки, провели его по тропинке, помогли подняться на крыльцо, распахнули двери и ввели в какой-то дом. Дверь за его спиной тут же захлопнулась, и Джима проводили в комнату. Он почувствовал, как в лицо ему дохнуло жаром полыхающего огня, и понял, что находится в какой-то гостиной.

Чьи-то руки крепко схватили Джима.

– Садись в кресло, – бодрым голосом проговорил шофер «снайпа».

Джим осторожно присел и почувствовал под собой мягкие подушки. От камина шел такой жар, что он прикрыл лицо рукой.

– Жарко? – продолжал шофер. Голос его звучал дружелюбно. – Я отодвину кресло подальше, верно, Поль?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Борис Пантелеймонов. «Страшная книга»

Рассказ. Публикация - Станислав Никоненко

Ясутака Цуцуи. «История Моцарта»

Отрывок из романа. Перевод с японского - И. Логачев, С. Логачев

в этом номере

Борис Бернаскони и его золотой запас

Именитый архитектор считает лучшими те идеи, что меняют мир и намного переживают своих создателей