Двое из молодого города

Лина Тархова| опубликовано в номере №1143, январь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Теперь о решении комсомольско-молодежной бригады Ярослава Юркива знает весь город. Монтажники серьезно все обдумали тогда, понимая, какую взваливают на себя ответственность. Но они имели право на этот эффектный шаг. Три года существует бригада Юркива, и все три года лидирует среди комсомольско-молодежных бригад СУ.

Ярослав Юркив попал в Кириши по командировке. Он тогда работал в Ленинграде, жил в пригороде. Каждый день переполненная электричка привозила Ярослава на вокзал. Толпа выносила его из вагона, втискивала в поезд метро. Днем неторопливая работа (монтаж вентиляторов и других вращающихся механизмов), работа, ритм которой давно устоялся. Вечером снова – толпа, метро, электричка. «И что тянет людей в большой город?» – сонно думал Ярослав. Думал так, словно сам к этим людям не относился.

И вот та командировка. Срок – три месяца. Юркив попал на монтаж седьмого блока ГРЭС. В первый же день встретил Володьку Савинова, с ним вместе учились в ПТУ. Они работали рядом, как сидели когда-то рядом за столом в училище.

Ввода в строй седьмого блока город ждал, как праздника. Ждал завод железобетонных изделий, непрерывно расширяющийся нефтеперерабатывающий, ждали заводы, колхозы и совхозы Северо-Запада. Нигде не висела табличка «До пуска осталось...», но каждый строитель знал эту цифру. И каждый знал, что от него лично зависит приближение дня пуска. Это чувство, что от него зависит что-то очень существенное, было новым для Ярослава. К нему – так почему-то сложилось – постоянно приходили монтажники и просили совета, помощи. И всем он находил, что ответить. Ярослав и сам не подозревал, что столько знает, и работал, как никогда прежде – легко, радостно, озорно. Когда выяснилось, что срок командировки истекает, Юркив очень удивился. И послал на место работы заявление: «Прошу уволить по собственному желанию в связи с тем, что остаюсь в г. Кириши». Не дописал, но подумал: хочу остаться надолго, если не навсегда.

Постепенно вокруг него собрались крепкие, надежные ребята. Володя Савинов, Саша Лайдинен, Леша Матвиенко, братья Стряпухины и другие. Как бы сама собой сложилась бригада, и всем было ясно, что бригадиром должен стать Ярослав Юркив, досконально знающий дело, мягкий человек, умеющий, когда надо, быть «железным».

Им поручили монтировать диаэраторную «этажерку» – установку очистки воды на блоке. Они выполнили работу быстро, на несколько дней раньше, чем полагалось, но завершить монтаж не могли из-за строителей. Те должны были «долить» фундаменты, а работа эта мелкая, рублевая. Ясно, что строители всячески тянули. Юркив поговорил с их бригадиром – тот сослался на занятость более важными делами. Пошел к начальнику участка – тот сказал, что не имеет свободных механизмов. «А вы возьмите тачку», – разозлился Ярослав и ушел.

Он принес в бытовку лист бумаги, краски, кисти. Монтажники изобразили начальника стройучастка с тачкой. Может, замысел карикатуры не отличался особой тонкостью, но рисунок получился ядовитый.

«Молнию» повесили на самом видном месте, около прорабской. Через несколько дней начальник участка разыскал Юркива и попросил снять «картинку». А еще через день все фундаменты были закончены.

Результаты любой работы не всегда зависят только от исполнителей. Монтажники, пожалуй, особенно «зависимый» народ – и строители могут их подвести, и поставщики, и погода. А зависеть не хочется, не тот характер. Они монтируют махины весом в десятки тонн. Допустим, воздухонагреватель, тот самый, который надо набить пакетами. Его стенки толще брони, размеры – циклопические. Основной инструмент монтажников, как они сами шутят, – «кувалдометр», резак, гаечные ключи (есть весом до пуда). С помощью этих орудий труда они должны установить подогреватель с перекосом не больше чем на миллиметр. Один парень из-за этого и уволился из бригады, переквалифицировался в сварщики: «Дурак я, что ли, из-под кувалды и резака миллиметры ловить?» За три года только один был такой, который не увлекся трудностью задачи, не увидел красоты в их работе. Он ушел, от него осталась лишь фраза, которую ребята вспоминают снисходительно. А бригада работает, как работала, бригада сдает все объекты только на «хорошо» и «отлично». Монтажники требовательны к себе. И оттого так требовательны к другим...

– Так что будем делать, Слава? – спросил Коля Ширяев, увидев, что бригадир засунул блокнот в карман вылинявшей гимнастерки.

– Давайте так рассуждать. Новых пакетов нам не дождаться. Не снимать же их с восьмого или седьмого блока, верно? Будем, конечно, давить на эксплуатационников, но из них много не выжмешь, это ясно. – Юркив потрогал черные усики и сощурился. – Значит, придется завтра часть ребят перебросить на ВГД.

Раздался дружный вздох. ВГД – вентилятор горячего дутья. Его надо смонтировать и соединить с электродвигателем, а между ним и будущим вентилятором – сплошная сетка труб теплообменника, возникшая, можно сказать, незаконно. По правилам вначале полагалось монтировать ВГД, а потом теплообменник, но порядок этот почему-то был нарушен. Получилось, как если бы строительство дома начали с крыши, а потом собрались возводить стены.

– Неужели ВГД? – чуть не в один голос спросили несколько парней.

– Я уже согласился.

Все набросились на бригадира.

– Ты видел, там уже кто-то ковырялся, – доказывали они. – Кто-то начал, да не получилось. Как теперь через этот теплообменник ... продираться? Почему всегда, если работа потруднее, – нам?

Ярослав терпеливо ждал, пока все накричатся. Потом тихо сказал:

– Так в чем дело? Вентилятор должен быть смонтирован. У кого-то не получилось. У нас получится. Вы предлагаете отказаться?

Выяснилось, что отказаться никто не предлагает.

– Поставим туда звено Леши Матвиенко.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены