Долина света

Георгий Майореску| опубликовано в номере №624, май 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Аллах не хочет, и Ташим не хочет, - самым естественным тоном сказал мне Ибфи Шикурь.

Мул Ташим встал посреди степи - и ни шагу дальше.

Турок не колотил его. Даже не погонял. Он спокойно уселся на «раю дороги и начал свёртывать цигарку из смеси неведомых листьев и трав. И добавил просто:

- Ташим пить хочет...

Пить... Но откуда Ташиму добыть воды, когда у нас самих язык приляпал к нёбу?

Раскалённый ветер подымал желтоватую пыль. Солнце выжимало последние капли влаги из немногих растений, которым ещё удалась сохранить признаки жизни.

Я простился со старым Ибфи и зашагал к Сухой долине по сожжённой, превращенной в камень, покрытой глубокими трещинами земле. Так я шёл, пока моё внимание не привлекла длинная процессия.

Жители нескольких сёл вышли в степь. Во главе процессии шли полы. Люди несли хоругви, чудотворные иконы, несли их, как свою последнюю надежду. Но ни всемилостивый бог, ни предобрый аллах, ни пророк его не сделали чуда.

Солнце продолжало жечь. Посевы гибли... Это происходило вскоре после освобождения Румынии Советской Армией. Так было здесь и раньше в течение многих столетий.

Долгие века мачеха - судьба терзала землю Добруджи: зимою метели и сугробы, весной половодье, тучи комаров и неизменная лихорадка, летом жестокие засухи.

Долгими вечерами старики рассказывали о чарах феи Дуна, которые тогда лишь будут разбиты, когда Фэт Фрумос со звездой Востока на мече полюбит изуродованное тело её, разорванное натрое. (Так народный гений сложил предание о трех рукавах Дуная - Килим, Сулина и Святого Георгия.) И фея Дуна возродится тогда в красоте, невиданной доселе. И пройдёт она, гордая и прекрасная, по старой долине Кирасу, превратив её в цветущий сад.

Молодёжь с блестящими глазами слушала сказы стариков, и народ мечтал, что фея Дуна вернётся снова на его горькую землю, забытую счастьем.

И вот мечта народная стала претворяться в жизнь. Надолго запомнят люди эти дни 19)49 года. Газеты и радио сообщили о том, что ЦК Рабочей партии и правительство Румынской Народной Республики решили начать строительство канала Дунай – Чёрное море. Узнав об этом, тысячи людей заявили о своём желании участвовать в работах на трассе будущего канала. Построили бараки, а затем новые города. Поднимали землю лопатами и увозили на повозках. Потом стали прибывать советские машины: экскаваторы и бульдозеры, грузовики - самосвалы и землечерпалки. Приехали советские инженеры, техники.

- Вы здесь можете остановиться, но только до послезавтра, - вместо всякого приветствия сказала нам работница общежития чернаводского управления строительства.

Я понял: у этого дома та же участь, что и у многих других чернаводских зданий, которых я уже не застал. До неузнаваемости преобразилась Чернавода за последние годы добрая часть городка исчезла, остальная разрослась и застроилась заново. В нищенском городишке, типичном для Добруджи, появились мощёные улицы, водопровод, каменные дома, просторные и светлые здания.

В начале года отмечалось открытие отлично оборудованной поликлиники.

В 1948 году в Чернаводе было зарегистрировано 20 тысяч случаев заболевания малярией. Теперь рубрика «малярия» в статистике поликлиники исчезла. Ни одного случая заболевания малярией по району!

Тут, у Чернаводы, берёт своё начало русло канала. Здесь воды Дуная повернут к морю. Они перережут добруджскую землю на протяжении 63 километров.

Чернавода - первый порт канала Дунай - Чёрное море. Отсюда направятся к морю тяжёлые торговые суда, отсюда оросительная сеть уйдёт вглубь безводных степей.

- Мы вышли к каналу холодноватым весенним утром. Солнце медленно подымалось над Дунаем, заливая его таким пурпуром, подобный которому вряд ли где - нибудь встретишь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Нет, она не привыкла!

Письмо из Джалал–Абада