Нет, она не привыкла!

Эрна Тугельбаева| опубликовано в номере №624, май 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Письмо из Джалал–Абада

Айзада задержалась у своей двери: не хотелось заходить в тёмную, дымную комнату.

Утреннее солнце золотило верхушки белоснежных гор, и лучи его скользили по склонам к подножью, где раскинулось селение Маркая.

По тропинке, которая чёрной лентой вилась между уступами скал, двигались всадники.

«Свадьба едет», - мелькнуло в голове Айзады. Когда всадники поравнялась с нею, Айзада увидела, что дружка вёл за уздечку белую лошадь, поминутно оглядывался на жениха с невестой и что - то весело им говорил. Жених - молодой, рослый юноша в высокой шапке, отороченной соболем, - ехал рядом с невестой. Девушка была красива. Её лицо, глаза, губы выражали радость.

Шествие уже скрылось за выступом скалы, а Айзада, прислонившись к косяку двери, всё стояла в задумчивости. Она вспоминала, как её выдавали замуж. И от воспоминаний сердце её сжалось до боли.

- Айзада! - Грубый окрик вывел её из задумчивости.

Она распахнула дверь и быстро вошла в комнату.

... Прибавив в очаг угля, она вышла во двор. Вывела из сарая корову, положила ей свежего сена, вычистила сарай внутри, подмела двор, покормила кур и присела у двери. И опять стала думать о проезжавшей свадьбе... По щекам Айзады потекли крупные слёзы. Уткнувшись лицом в колени, молодая женщина приглушённо всхлипывала.

От удара по плечу она подняла голову. Рядом стояла мать мужа, Кыргызбая, Турду. Она посмотрела на Айзаду злыми, хитрыми глазами и, дернув её за косы, приказала испечь лепёшки.

Айзада замесила тесто, затопила тандыр, накинула платок, спустилась к реке за водой. Нести воду в гору было тяжело, и когда Айзада остановилась у дома, она почувствовала, что у неё рука онемела. Но уже послышался голос старой Турду:

- Айзада! Айзада!

... Когда горячие лепёшки наполнили большое блюдо, пришёл Кыргыэбай. Считалось, что он работает в колхозе кузнецом, но Айзада знала, что днём он всегда у кого - нибудь в гостях, почти всегда пьян. Кыргызбай опустился на кошму. Он никогда не разговаривал с женой. Но его жёлтые глаза неотступно следили за ней, и она от этого взгляда чувствовала себя скованной. Торопливо раскинув на кошме скатерть из цветного ситца, она положила на неё лепёшки, поставила молоко. Встав у стены, она ждала, что ей скажет муж. Но он молча ел. Айзада уже привыкла видеть, как он ест один, молча, и ни разу у неё не возникло желание сесть с ним рядом, нарушить это молчание.

Поев, Кыргызбай ушёл к соседям, а Айзада, оставшись одна, заплакала громко, безутешно от горькой обиды на своего мужа, на свою нерешительность и робость, на то, что она смирилась со своим унизительным положением в доме Кыргызбая.

Айзада училась в семилетней школе имени Токтогула Сузакского района, Джалал - Абадской области. Училась хорошо. Никогда не стояла молча у доски. Её любили и подруги и преподаватели. Ей очень хотелось быть учительницей, такой, как Мария Ивановна. Она во всём подражала Марии Ивановне. С Марией Ивановной школьницы ходили на экскурсии, собирали лекарственные травы, делали гербарий. А осенью всем классом помогали колхозникам собирать грецкие орехи, и колхоз всегда перевыполнял план. В выходные дни пионеры ездили в район и смотрели кинокартины.

О чём - то большом, хорошем мечтала Айзада, и. ей помогала мечтать я верить в это хорошее её любимая учительница Мария Ивановна Волкова.

Сколько волновалась Айзада перед экзаменами! Сколько пришлось вложить труда, чтобы все предметы сдать на «хорошо» и «отлично»! И вот последний экзамен уже позади. Айзада Матиева перешла в восьмой класс и должна была жить в интернате Джалал - Абадской средней школы.

Хорошей комнатой считалась комната, где старостой была Айзада. Девушки, жившие здесь, были все комсомолки. Они первые стали бороться за отличную успеваемость в классе, начали выпускать стенгазету «Комсомолка».

Однажды в субботний вечер, когда Айзада уже приготовила уроки и собиралась лечь спать, в комнату вошла дежурная по интернату и сказала:

- Айзада, к тебе приехал родственник, он ждёт тебя в дежурной комнате.

С тяжёлым предчувствием вошла Айзада в дежурку. Там за столом сидел Джанбаев - сосед.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены