Детство Маяковского

Людмила Маяковская| опубликовано в номере №304, апрель 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Я дедом казак

другим сечевик,

а по рожденью грузин.»

В. Маяковский

Багдади. Домик, где мы живем, стоит на склоне горы. Стены его из темных каштановых досок. Зеленые и желтые квадраты до горизонта. Зеленые - виноградники и сады. Желтые - кукурузные посевы. Быстрая речка Ханис - Цхали. Грандиозные скалы. Водопады. Здесь в разгаре жгучего грузинского лета 7 июля 1893 года родился Володя Маяковский.

Наш домик стоит у дороги. Сразу же за будкой шоссейного мастера дорога скрывается в горах. Туда каждое утро уезжает отец. Там - леса, пробковые, дубовые, еловые, пихтовые. Отец - лесничий. Он знает каждое дерево, любимым деревьям дает даже ласковые имена.

Работа лесничего была опасной работой. Пожары, горные обвалы, а то и налеты банд. Может быть, потому так ценил отец бесстрашие и воспитал у Володи презрение к трусости.

Мальчик с ранних лет проводит жизнь на воздухе, в горах, на виноградниках. Его товарищи по играм - дети грузинских крестьян. Володя привык к тишине, к огромным просторам Кавказа. Грандиозные остроконечные горы, небо, усеянное крупными южными звездами, - вот с чем связаны первые его детские впечатления.

Багдади - это детство поэта. Привольным, широким, солнечным было это детство. В 7 лет Володя уже ездит на лошади, как заправский горец, «какой же ты лесной человек, если ты на лошади не умеешь ездить?» - говорил Володе отец и брал сына в далекие лесные объезды. Вот как описывал Маяковский одну из таких поездок в лес: «Перевал. Ночь. Обстигло туманом. Даже отца не видно. Тропка узейшая. Отец, очевидно, отдернул рукавом ветку шиповника. Ветка с размаху шипами в мои щеки. Чуть повизгивая, вытаскиваю колючки. Сразу пропали туман и боль».

Биографию Маяковского привыкли начинать с Москвы. Его детство оставалось как - то за границами внимания биографов. А для меня совершенно ясно, что могучая природа Кавказа, которая окружала впечатлительного ребенка, наложила глубокий отпечаток на его сознание.

Поэт любил свою родину и часто вспоминал ее в стихах:

«Я знаю: глупость –

эдемы и рай!

Но если пелось про это,

должно быть, Грузию,

радостный край,

подразумевали поэты».

Радостный край благотворно действовал на здоровье Володи. Он был рослым, сильным ребенком. Ни отец, ни мать не любили изнеженности. Володя был настоящий мальчишка - шаловливый, подвижный, воинственный. Вместе с сестрой Олей, спутницей всех его игр, лазил он по деревьям, карабкался по скалам, ловил крабов в холодной воде Ханис - Цхали. Лицом он с детства был похож на мать, но фигура у него была отцовская, и глаза отцовские - большие, прозрачные. Как сейчас вижу его ребенком: высокий, стройный, крепкий, волосы подстрижены под гребенку.

Володя развивался быстро. Еще не умея читать, он заучивал наизусть, со слуха, длинные стихотворения, чем очень гордился отец. Голос у Володи был звонкий, сильный. 6 - летним мальчуганом он забирался в чури - огромные глиняные кувшины для вина, стоявшие у нас во дворе, - и просил послушать, как звучит его голос.

Когда Володе исполнилось 7 лет, мы переехали в новый дом, поближе к селению. Там, где прозрачная Ханис - Цхали петлей выгибается на равнине, стояла старая грузинская крепость. Сохранились только стены. Старые камни не были скреплены цементом: кладка держалась корнями деревьев. Во дворе стоял наш дом. «Первый дом, воспоминаемый отчетливо, - писал впоследствии Маяковский. - Два этажа. Верхний наш. Нижний - винный заводик. Раз в году - арбы винограда. Давили. Я ел. Они пили. Все это территория стариннейшей грузинской крепости под Багдадами... За валами - рвы. За рвами - леса и шакалы. Над лесами горы. Подрос. Бегал на самую высокую». Маяковский называл это место «корнями романтизма».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены