Дело командора

И Росоховатский| опубликовано в номере №940, июль 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наконец, первый робот передал, что туннель, по которому он двигался, закончился тупиком. Здесь мозаика была иной, меняла рисунок. Вместо бляшек на стенах сверкали отдельные точки размером с булавочную головку. Они тоже состояли из микробов, но другого штамма.

Через полтора часа после первого второй робот доложил, что его туннель также окончился тупиком. Через сорок минут о том же доложил третий робот, затем остальные. И в конце каждого туннеля ослепительно сверкали «булавочные головки».

Выяснилась любопытная деталь. У одного из роботов произошла неполадка с освещением. Исправляя ее, он несколько раз переключил свои прожекторы. И вот через несколько минут стена туннеля замерцала точно в таком же ритме, повторяя вспышки прожекторов. Это могло быть случайным совпадением. Мы передали команду роботам повторить вспышки. И снова, как эхо, во всех шести туннелях стены ответили пульсирующим мерцанием, повторили порядок вспышек.

Знаете, о чем мы подумали? Ну, конечно. Мы искали их и во всем видели проявление их деятельности. Наш молодой биолог Антон попросил у командора разрешения отправиться в вездеходе на разведку. Я хотел идти вместе с ним. Командор сказал: нет.

Мы повторяли сигналы, каждую минуту ожидая ответа. В конце концов нам начал чудиться ответ в треске шаровых сиреневых молний, возникающих в атмосфере этой планеты.

Назревал протест. Мы потребовали Чистилища. Командор оттягивал его. Он верил в свою правоту и надеялся, что время докажет ее.

Командор сказал:

— Это — ваше право. Но по Уставу в данной ситуации, а она соответствует параграфу А-7, я имею право, на двое льготных суток. Итак, пока они не истекут, вам не переизбрать меня и не отменить моего приказа. Ни один человек из ракеты не выйдет. Прошу всех разойтись по своим местам и заняться работой!

Его расчеты оправдались. За двое суток наш азарт остыл, а на третьи стены туннеля, приняв наши сигналы — схему солнечной системы, — ответили иной схемой. Они скопировали наши обозначения, но расположили их по-иному. Центр, или то, что мы принимали за центр, — белое яркое пятно, — размещался на периферии чего-то похожего на рукав.

Мы еще ничего не понимали, когда наш кибернетик Семенов сказал:

— Это схема туннеля. Так они изобразили туннель. Ему начали возражать, и он предложил:

— Давайте передадим их схему туннеля, как мы ее представляем, и убедитесь сами.

На этот раз мы получили веское подтверждение правоты Семенова — тысячи раз повторенное изображение туннеля на всем протяжении мерцающих стен. Но это снова была только отраженная копия наших сигналов — от себя они ничего не добавили к ней.

Командор закрылся в каюте с Семеновым, и сутки мы их почти не видели. Они разработали программу сигналов, основываясь на свойстве неизвестных существ отражать и повторять информацию.

Некоторого успеха мы добились на тридцать второй передаче. Их реакция была по-прежнему очень похожа на эхо, но из всей информации они выбрали те части, которые можно было использовать для ответа.

Разговор выглядел примерно так:

«Начинаем передачу. Вы ее принимаете?»

Они:

«Принимаем».

Мы:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Навстречу утренней заре

9 ноября 1929 года родилась Александра Николаевна Пахмутова