Дело командора

И Росоховатский| опубликовано в номере №940, июль 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пластмассовая трубка потянулась к его рту и, как только он разжал губы, угостила его таблетками. Желтые и красные круги исчезли, и сквозь открывающуюся дверь Павел Петрович увидел прямоугольник ландшафта с высоченными травами и низкорослыми пальмами. Неподалеку от места посадки возвышался десятиметровый ствол банана с тяжелыми гроздьями плодов, и не верилось, что это растение не дерево и даже не кустарник, а всего-навсего многолетняя трава. Небо было густым и ленивым.

«Синий сверху и зеленый снизу», — вспомнил Павел Петрович стихи Багрицкого и вышел из гравилета. Он убедился, что аппарат точно выполнил заказ и доставил его к самой биостанции, расположенной неподалеку от Дар-эс-Салама, на берегу океана.

Навстречу Павлу Петровичу уже спешил негр в оранжевом шлеме.

— Я следователь Совета, мне нужен профессор Саукальнис, — сказал Павел Петрович.

— Пойдемте, я провожу вас.

Профессора они нашли на берегу океана. Он готовился отплывать на катере.

— Не могли бы подождать часок? — попросил он Павла Петровича. — Ведь чтобы ответить на ваши вопросы, мне придется потратить больше времени.

— Не могу, — ответил следователь. — Меня ждет человек. Каждую минуту он — обвиняемый.

Профессор махнул кому-то рукой, показывая, что придется подождать с выходом в океан.

— Давайте сядем в тени, — предложил он Павлу Петровичу. Несколько минут профессор молчал, что-то обдумывая. Переспросил:

— Итак, хотите знать, абсолютно ли надежен биологический карантин ракеты типа «В-911»?.. Я хорошо помню этот тип конструкции. Ведь для вашего подзащитного, насколько я понимаю, лучше было б, чтобы я ответил «нет». А мне придется ответить «да». Если все условия карантина соблюдены, инфекция не выйдет за вторую обшивку ракеты. В ее конструкции было много недостатков, но в этом отношении...

— Благодарю вас, профессор, до свидания, — сказал Павел Петрович, вставая с песка, и, отряхиваясь, пошел к гравилету.

Через несколько минут он оказался за сотни километров от Африки.

Трагедия на «планете микробов»

Этот человек, геолог и химик, был очень похож на Кантова. Очевидно, годы полета наложили на них один и тот же отпечаток. Так супруги за долгую совместную жизнь становятся постепенно похожими друг на друга.

Спустя минуту после знакомства Павел Петрович уже проанализировал, чем они похожи. Фигура — слегка согнутые и опущенные вниз плечи, бугристые, непомерно развитые мышцы груди и спины. Оранжевый загар. Постоянно прищуренные глаза, привыкшие быть в напряжении. Оценивающий, настороженный взгляд словно спрашивает: что ты такое, чего от тебя ожидать?

А что отличает их друг от друга — геолога и химика Истоцкого от командора Кантова? Форма носа или рта? Носы у них разные, а рты одинаковы: с крепко сжатыми, будто окаменевшими губами. У Истоцкого чуть темнее волосы, чуть выпуклей лоб. Очевидно, лицо подвижнее. И подбородок у геолога не острый, как у Кантова, а более полный, с разделяющей впадинкой.

Но было еще какое-то различие — основное. Павел Петрович это чувствовал, а определить не мог. Это раздражало его.

Зажглась лампочка на столе, и запищал сигнал. Истоцкий нажал на клавишу, автоматически открывая дверь. Просторная комната сразу стала тесной: в ней появился Петр.

Истоцкий удивленно смотрел на него, готовясь задать вопрос. Павел Петрович предупредил его:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены