Что имеем — сохраним

Михаил Печерский| опубликовано в номере №1400, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Бабкеев сидел в кабине, читал старый журнал: делал вид, что дело его не касается. Нерешительно и робко подошел к нему один из руководителей стройуправления:

— Владимир, может, попробуем? А?

— Бульдозер нужен, — кратко ответил Бабкеев.

И стройка моментально зашевелилась. Завезли лотки, пригнали бульдозер, который удерживал машину стальными тросами, чтобы при подъеме груза колеса крана не отрывались от бетона. Бабкеев почти на минимальном уровне стрелы поднял и уложил лотки. Быстро, аккуратно и без происшествий. А утром следующего дня нарушителя правил техники безопасности вызвал к себе главный инженер управления механизации, «намылил» ему шею и лишил месячной премиальной доплаты. Поддали жару и художники из «Комсомольского прожектора».

— Ну, и как теперь — больше не тянет рисковать?

— Что сказать? — ответил Бабкеев. — Риск — благородное дело, без него порой никак не обойдешься. На такой большой стройке нередко случаются ситуации, когда и рискнуть надо, и ответственность взять на себя, и инструкцию подальше в стол засунуть, чтобы найти выход из трудного и сложного положения. Вот у нас на том же электросталеплавильном был случай…

На небольшом участке, буквально с «пятачок» величиной, у входа в цех надо было срочно проложить ливневую канализацию и водопровод. Дело вроде нехитрое, да беда в том, что «пятачок» уже был «прошит» электрокабелями. К тому же вход в цех тогда был единственным, через который могли доставлять материалы и оборудование. Перекрой его — вся стройка замрет.

Ситуация требовала: начать работу в пятницу вечером, вести ее круглосуточно и закончить в понедельник к утру.

— Справитесь? — спросил у бригады начальник «Электрометаллургстроя» В.Труфанов.

— Можете не сомневаться, — вместе со всеми уверенно ответил и Владимир Бабкеев, хотя мог бы со спокойной совестью уйти со стройки домой. Тем более что для автокрана там и работы-то не было. Но он остался вместе со всеми ковырять землю киркой и лопатой, а то и просто выгребать ее из котлована ладонями, чтобы не повредить электропроводку. Двое суток работали почти без передышки, и в полночь с воскресенья на понедельник начальник участка доложил начальнику объединения:

— Путь в цех свободен!

Участники ударной операции в этот момент спали, примостившись кто где, как солдаты после тяжкого боя. Утром прямо на площадке начальник «Электрометаллургстроя» В.Труфанов вручал премии. Получил ее и недавний нарушитель правил техники безопасности автокрановщик Владимир Бабкеев. Труфанов улыбнулся ему, крепко пожимая мозолистую руку:

— Спасибо, молодой человек. Вы славно поработали за эти дни. Так и держать!

Такой вот человек Бабкеев. Десять лет назад по комсомольской путевке прибыл в Старый Оскол на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку. Имеет первый водительский класс. Коммунист. Пять лет назад начальник управления механизации Д. Прасолов сказал о нем: «С твердым характером парень, я со спокойной совестью даю ему рекомендацию». Его поддержали секретарь партийной организации В. Смехнов и комитет комсомола. Как будто все складывается отлично в его биографии.

— Видишь, что получается? — спросил меня Бабкеев иронически, поразмыслив, о чем мы с ним беседовали, о чем я его спрашивал, и что записывал в свой блокнот. — Иконописный добрый молодец, да? Ведь это неправильно. У нас на стройке есть поинтереснее парни. Не только с почетными грамотами, но даже с орденами. А я самый что ни на есть обыкновенный человек с целой кучей недостатков.

Недостатки? Да еще целая куча?

— А вот тебе первый пример. Я бригадир тяжелых автокранов. Но ведь это не только четырнадцать КрАЗов, но и четырнадцать живых душ. Что же получается из моего, бригадирства? Вот уже несколько лет бьюсь над проблемой, чтобы машинистов автокранов включали в состав хозрасчетных подрядных строительных бригад. Тогда бы у моих ребят резко повысился интерес к конечным результатам строительства. Я и на собраниях говорил об этом, и к начальству обращался — нет, не помогает. Значит, пустил в ход не все резервы, что-то еще недоделал, кого-то не доубедил. А страдает-то дело.

Считаю, однако, что тут вина не только и не столько Бабкеева. Структура бригад, организация и оплата их труда в объединении «Электрометаллургстрой» еще не до конца продуманы. Стройка новая, а работают по старинке. Взять КТУ. Считается, что приработок по коэффициенту трудового участия распределяет вроде бы совет бригады. Но чего стоит это распределение, если его потом рассматривают, пересматривают и подписывают не бригадир и профгрупорг, как полагается, а начальник участка, главный механик, инженер по технике безопасности и утверждает главный инженер? Игра в бригадный подряд?

Что же в этой ситуации остается на долю бригадира, коллективом которого распоряжаются все, кто имеет маломальскую власть? Служить личным примером? У Бабкеева этого не отнимешь: работник он отменный. Но ведь этого мало! У бригадира должен быть не только моральный авторитет, но и другие рычаги воздействия на коллектив.

Молодого коммуниста тревожат все эти и многие другие проблемы. Но он день-деньской занят на работе: порою просто некогда их как следует обдумать и добраться до руководства «Электрометаллургстроя», чтобы высказать свои соображения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Когда брак… выгоден?

Проблемы «Баштелерадиобыттехники»

Санёк

Рассказ