Чтение: Бабков, Бандурка, Бердслей, Фламарион

Геннадий Серышев|16 Апреля 2010, 11:06| опубликовано в номере №1746, апрель 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

Апрель 2010

Бабков В. В. Заря генетики человека. Русское евгеническое движение и прогресс генетики человека. – М.: Прогресс-Традиция, 2008. – 800 с.

 100 лет назад слова «генетика» не было – зарождавшаяся наука называлась евгеникой и ставила целью улучшение человеческой породы. Отсюда, кстати, – опыты по омоложению, которые вели в 1920-х годах зарубежные и отечественные ученые. Были и элементы абсурда: например, ученые предлагали выдавать разрешение на брак только таким парам, от которых может родиться здоровое потомство. Изучали и расовые различия. Правда, в СССР из них не делали далеко идущих выводов, а вот в гитлеровской Германии улучшением человеческой породы оправдывали полное зверство.

Вряд ли кто-нибудь не слышал о генномодифицированных продуктах или клонировании живых существ. Одних такие разговоры пугают, у других вызывают энтузиазм. Книги, подобные этой, помогают понять, откуда возникли сегодняшние сенсации.

Бандурка. Українски соромiцькi пiсни. – Київ: Днiпро, 2001. – 280 с.

«Вы не можете представить, как мне помогают в истории песни. Даже не исторические, даже похабные; они все дают по новой черте в мою историю». Как вы думаете, кто это написал? Автор «Тараса Бульбы», Гоголь. Кстати, он сам записывал подобные песенки, частушки, прибаутки. В числе собирателей есть и другие известные люди, например поэты Т. Шевченко и И. Франко.

***

Не йди, дiвчино, в поле,

Там тебе бугай сколе

Довгою тичиною –

Не будеш дiвчиною.

***

Наварила, напекла, да некому їсти,

Розставила ручки, нiжки, да нiкому лiзти.

Песни, собранные тут, – на все случаи жизни. Уже через неделю активного пользования у владельца книги развивается не только чувство юмора, но и языковое чутье. Кстати, по-украински все выходит мягче, и даже привычные заборные слова звучат как магические заклинания.

Бердслей О. Шедевры графики. М., Эксмо: 2009. – 216 с.

Мало какая эпоха так любила изящное, как эпоха модерна. Но недаром этот художественный стиль возник перед первой в истории человечества мировой войной: здесь цивилизация как бы дошла до предела утонченности, сделав шаг в бездну. Философия модерна – пир во время чумы; главные признаки – декоративность, привкус тления и несколько порочная чувственность.

Одним из главных основоположников стиля был английский юноша Обри Бердслей, умерший в 25 лет на французском курорте от туберкулеза. Его жизнь – удивительный пример мужественного творчества. В искусстве Бердслея жизнь каждую секунду помнит о смерти, но вопреки умиранию создает гениальные формы.

Он был страстным читателем, поэтому стал прежде всего великим книжным иллюстратором. Кстати, на фоне Бердслея куда ярче видна наша литература Серебряного века: В. Брюсов, А. Блок, А. Белый. Да и В. Набоков «сквозь» Бердслея понятнее.

Фламарион К. История неба. М.: Золотой век, 1994. – 450 с.

Русский перевод «Истории» впервые вышел 135 лет назад. Ее читали запоем – она была из лучших научно-популярных книг России. Впрочем, и сейчас, спустя полвека после полета Гагарина, любознательный читатель найдет в ней массу интересных сведений.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

Захар Прилепин

«Россия держится на слове»

Василий Верещагин

Картина «Апофеоз войны»

в этом номере

Путем бесплатных лекций

Какие знания раздают даром

Записки хлебоеда

Снег еще не сошел с полей, солнышко еще даже не окончательно рассупонилось, а посевная уже началась