Черные и белые

Уолтер Уайт| опубликовано в номере №503, май 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Уолтер Уайт, современный демократический негритянский писатель, родился в городе Атланте, штата Георгия, в США. В течение ряда лет он является одним из руководителей американской «Национальной ассоциации защиты прав цветных народов». Недавно в печати было опубликовано заявление Уолтера Уайта, что на предстоящих президентских выборах в США негры будут голосовать за Генри Уоллеса. Здесь мы публикуем один из рассказов Уолтера Уайта в незначительном сокращении.

Весело насвистывая, Боб укладывал свой чемодан, собираясь уезжать в Бостон. Какое счастье, что он едет учиться! Всю свою жизнь он мечтал пожить там, где можно отдаться науке по - настоящему. В уме ему уже рисовалась картина его жизни в колледже. Он не будет заниматься разными детскими шалостями, которые позволяют себе студенты колледжей, о чём часто приходится читать в газетах. Нет, он уже взрослый, и ему не до шалостей. Он слишком хорошо знает, как тяжела и неприглядна жизнь, чтобы тратить время на пустяки. Каждую минуту он будет посвящать учёбе. Он завоюет первое место в колледже как отличник учёбы, и Мэми и Кеннет будут гордиться им. Он решил заниматься и в летние каникулы, чтобы пройти курс колледжа в два года, а не в три. А затем юридический институт. Он станет знаменитым адвокатом. Лучшим в своём роде не только среди цветных адвокатов, но и среди белых! Самые радужные картины будущего рисовались Бобу; спеша, он укладывал свой чемодан.

И вдруг Боб остановился, услышав странные звуки, доносившиеся до него снизу в полузакрытую дверь. Как будто кто - то плачет в комнате Кеннета? Нет, Кеннет сегодня рано утром уехал в Атланту. Но это верно, что кто - то плачет, и плачет так, словно с ним приключилось большое несчастье. Боб вышел в коридор и, свесившись над перилами лестницы, начал прислушиваться.

Да, это Мэми и мама. Он насторожился удивлённо: что такое могло случиться с сестрёнкой, что она так рыдает? Плачет и рассказывает, а мать её успокаивает. Потихоньку, стараясь не произвести ни малейшего шума, Боб спустился ниже по лестнице.

Прерывисто всхлипывая, Мэми рассказывала матери о страшном своём несчастье:

- Я ходила в магазин Эвинга... и этот Джим Арчер... и Чарли Аллен... и ещё двое - трое с ними... те, что всегда толкутся около магазина на углу... начали говорить мне всякие гадости... когда я вышла из магазина... Я поспешила домой, а они, видно, шли за мной...

Тут Мэми снова разрыдалась, а мать успокаивала её, умоляя не плакать так громко. Подавив рыдания, Мэми продолжала свой рассказ. Мгновенно лицо Боба стало страшным, неузнаваемым. Затаив дыхание и весь дрожа, стоял он на лестнице и вслушивался;.

- ...На том запущенном огороде... что около железной дороги... Они выскочили откуда - то и набросились на меня... Господи, почему они меня не убили? Почему не убили меня? - Мэми взвизгнула нечеловеческим голосом. - А потом... нет, не могу,.. не могу!..

Минуту Боб стоял на месте, словно в припадке столбняка. Затем страшное, неудержимое бешенство охватило его. В одну минуту он очутился наверху, в комнате Кеннета, бросился к столу и схватил револьвер, лежавший в ящике. В одной рубашке, с непокрытой головой он кубарем скатился с лестницы и выбежал на улицу. Мэми и мать слышали, как он проскочил в дверь. Мэми, лежавшая на полу в разорванном платье, с исцарапанным, окровавленным лицом, быстро вскочила на ноги и бросилась к двери, в которую выбежал Боб. Ещё больший ужас, чем до сих пор, отразился на её лице.

- Боб! Боб! Вернись! Вернись! - кричала она истошным голосом.

Но Боб был уже далеко...

Перед входом в магазин Эвинга сидело и стояло человек девять или десять мужчин и молодых парней. Один из них рассказывал что - то, По - видимому , очень интересное и смешное. Слушавшие то и дело громко смеялись и хлопали друг друга по спине. Внезапно они замолчали.

С обнажённой головой, в одной сорочке, по улице бежал к ним чернокожий. Группа расступилась - посреди стояли Джим Арчер и Чарли Аллен. Первый из них как раз и потешал толпу.

Боб быстро шагнул к Джиму Арчеру, лицо которого стало ещё бледнее обычного своего цвета - цвета теста. Тот хотел бежать, но было уже поздно. Ни слова не говоря, со взглядом, полным ненависти, Боб выхватил револьвер из кармана и два раза кряду выстрелил в грудь Арчеру. Чарли Аллен бросился к нему, чтобы обезоружить его. Но навстречу ему посыпались пули - одна, другая - и он, кашляя и задыхаясь, как сноп, свалился у ног Боба.

Остальные бросились врассыпную.

Спокойно, не спеша, Боб подошёл к грузовику с работающим мотором, оставленному кем - то на время у тротуара перед магазином, и взобрался на него. Прежде чем его мог схватить кто - либо из толпы, с необыкновенной быстротой наполнившей улицу, он уже мчался в грузовике по улице Ли, затем свернул на Оглеторн - авеню и исчез в открытом поле, за окраиной города.

Отъехав три мили от города, он заметил, что грузовик начал кашлять, плеваться и вот - вот должен остановиться. По - видимому, в баке кончился бензин. Свернув в сторону с дороги, он оставил грузовик в кустах, чтобы его не было видно, а сам пустился бежать. Только бы добраться до железной дороги, идущей на север! Он поедет в Мэкон. Там легко укрыться на время. А потом... потом он переберётся в Канаду.

С трудом пробирался он сквозь густые заросли хлопковых плантаций, которым, казалось, не будет конца. Было уже близко к полуночи, когда он остановился. С самого утра он почти ничего не ел, успел только позавтракать, а обедать не стал, увлёкшись сборами к отъезду. Со страшной горечью подумал он о той перемене в его судьбе, которая произошла за последние несколько часов. Ещё двенадцать часов назад он строил радостные планы поездки в колледж. А теперь... Жизнь сестры загублена, сам он убийца, дважды убийца и бежит неизвестно куда, спасая свою жизнь. И всё - таки он был бы рад, если бы знал, что убил обоих. Такие не должны жить!.. А что будет с ним, если его поймают?

Нет, лучше не думать об этом. Слишком уж страшно! Совсем не надо думать... И крепко надо держать себя в руках...

Что это с ним? Неужели он заснул?.. А это что? Собаки? Ищейки? Боже! Бежать, бежать! Он попытался припомнить, как бежали от ищеек в тех романах и повестях, которые ему приходилось читать. Ага, вода! Он отыщет речку и перейдёт её вброд. Тогда проклятые собаки не смогут следовать за ним по нюху.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о жизни и деятельности Екатерины Романовны Дашковой, о непростой судьбе великого ученого,  названного «совестью нации», Дмитрия Сергеевича Лихачева, о творчестве  автора пророческих строк «Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!..» Павле Иванове, о знаменитом писателе, чье 90-летие будет отмечаться 8 октября,  Юлиане Семенове, много лет являвшимся постоянным автором нашего журнала, в котором, кстати, и прошла первая публикация,  известной повести «Майор Вихрь»,  окончание детектива Андрея Дышева «Бухта дьявола» и многое д

Виджет Архива Смены

в этом номере

В мире науки и техники

Электрическая сварка металлов

Черты передовой науки

К 10-летию речи товарища Сталина на приеме работников высшей школы