Час ранней зрелости

Сергей Шачин| опубликовано в номере №1370, июнь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

В шестнадцать лет многие из нас ставят перед собой сверхзадачи. Однако далеко не многим удается в этом возрасте убедить окружающих в осуществимости своих желаний. Московскому школьнику Дмитрию Билозерчеву удалось! Минувшей осенью в Будапеште стал самым юным абсолютным чемпионом мира в истории спортивной гимнастики. Победа Дмитрия вызвала живейший отклик у читателей «Смены». Ровесники чемпиона интересуются самыми разными подробностями его пока еще короткой биографии. Подобный интерес вполне понятен: ведь, анализируя судьбу победителя, сопоставляя ее с собственной судьбой, мы учимся на его примере.

Когда и как Дмитрий стал спортсменом?

На этот вопрос москвича С. Агальцова и многих других читателей журнала отвечает отец гимнаста Владимир Николаевич Билозерчев:

– О том, что Дима станет знаменитым, мы никогда не мечтали. Семья у нас обыкновенная, рабочая: я – электросварщик, жена – оператор ЭВМ. С утра до вечера пропадаем на работе. Поэтому особо опекать Диму и его старшую сестренку Надю, усиленно выискивать в них скрытые способности нам, честно говоря, было некогда. Чтобы дети не болтались целыми днями во дворе без присмотра, решили определить их в спорт. Почему именно в спорт, а, скажем, не в художественную самодеятельность? Тут повлиял мой пример. Я в юности тренировался в «Динамо», был чемпионом Москвы по боксу, но главное – приобрел отменную физическую закалку, которая и до сих пор помогает обходиться без врачей. Надю мы записали в бассейн. А вот для Димы спортивное увлечение подобрать удалось не сразу.

Вначале я думал, что сын станет хоккеистом. В нашем доме в Тушине жил Валерий Харламов, и, понятно, все мальчишки мечтали походить на него. Мы с Валерием приятельствовали, и я попросил его подарить Димке мастерскую клюшку. Вы бы видели, как сын обрадовался подарку! Гонял шайбу до изнеможения. Но вот однажды вечером вернулся домой в слезах: клюшку отняли какие-то хулиганы. Харламов вскоре подарил ему другую, но Димка не успокоился. «Пап, а пап, – говорит, – отведи меня в спортивную секцию, хочу по-настоящему тренироваться, чтобы стать сильным и никогда не давать себя в обиду». С немалым трудом мы записались в хоккейную школу «Крылья Советов». Возвращаемся домой, а на столе лежит открытка: назавтра утром Диму приглашают в гимнастический зал ЦСКА на Ленинградском проспекте, 39...

Эту открытку прислал начинающий армейский тренер Александр Александров. Тогда, в 1974 году, он день за днем объезжал столичные школы в поисках одаренных ребятишек. Еще не так давно Александров сам тренировался в ЦСКА рядом с такими выдающимися мастерами, как Сергей Диомидов, Виктор Лисицкий, братья Клименко. Правда, в этой блистательной компании мировых и европейских чемпионов он постоянно оставался на вторых ролях, но не отчаялся и с помоста не ушел – окончил институт физкультуры, решил стать спортивным педагогом, чтобы воплотить собственное понимание гимнастики в будущих учениках.

На уроке в 818-й средней школе Александров увидел Билозерчева. Другой тренер, возможно, и не обратил бы внимания на этого маленького крепыша – считается, что для гимнастики особенно подходят подвижные, худенькие, гибкие ребята, а за Димой к тому времени успела закрепиться кличка «Толстый». Однако Александрову понравилось, с каким упорством не слишком складный на первый взгляд паренек выполнял гимнастические упражнения. Посоветовавшись с коллегами, он отправил Диме приглашение на просмотр в армейский зал. По канату новичок взобрался только до половины – не хватало сноровки. И тут, почувствовав, что проваливает экзамен, собрался с силами и отжался от пола сорок пять раз подряд – больше, чем даже «старожилы» группы Александрова. Диму записали в школу.

Итак, вундеркинда в Билозерчеве никто поначалу не увидел. А главное, что и сам юный гимнаст не считал себя таковым. Чрезмерная уверенность в собственных способностях, особенно когда она подогревается восторгами приятелей и родителей, нередко оборачивается поражениями, ибо порождает верхоглядство, неуважение к авторитету учителя, желание скакать вверх сразу через три ступеньки. Дмитрий, напротив, с первых же дней в школе ЦСКА почувствовал, насколько он далек от совершенства. Это чувство побуждало трудиться, ревностно выполнять советы тренера. А тот не торопил ученика, воспитывал в нем тщательность и обстоятельность – те качества, без которых невозможно добиться подлинного мастерства.

Нередко Александру Сергеевичу приходилось сдерживать Диму. От Тушина до ЦСКА не так уж близко, поэтому будущего чемпиона в зал привозила мама по дороге на работу, за час до начала тренировки. Этот час он проводил рядом со взрослыми мастерами – пытался копировать их комбинации. Однажды Александров изрядно испугался: войдя в зал, увидел, что десятилетний ученик самостоятельно отрабатывает на кольцах тройное сальто – рискованнейший элемент высшей сложности. Крепко тогда досталось Диме. С того дня они заключили твердый договор: на помосте не должно быть места неоправданному риску. Каждую новую программу необходимо отшлифовывать настолько, чтобы исключить возможность травм и срывов. Этого принципа учитель и ученик придерживаются неукоснительно.

– Первые тренировки у Александра Сергеевича походили на веселую игру, – вспоминает Дмитрий. – Он придумывал необычные упражнения, устраивал забавные состязания и вручал самые неожиданные призы, например, почтовые марки или большущий шоколадный торт. Поэтому я вначале воспринимал гимнастику как развлечение. И только года через два почувствовал вкус к настоящей творческой работе. Спорт – это постоянный поиск. Разучивая очередной новый элемент, ты расширяешь представления о собственных возможностях. Затем появляется желание заглянуть еще чуть-чуть вперед, и так до бесконечности... Бывает, к вечеру настолько устаешь, что слышать ничего не хочешь о гимнастике. А наутро снова тянет в зал – ведь сколько интересных идей еще остались невоплощенными!

Я слушал Дмитрия и думал, что, наверное, именно тогда, когда он впервые ощутил потребность в настоящем творческом труде, и началось возмужание будущего мирового чемпиона. Гимнастика из развлечения превратилась в большое дело – такое, которому ты с радостью готов подчинить себя без остатка. Дети живут любимыми забавами, а взрослые – любимой работой. Тот, кто только развлекается работой, остается великовозрастным дитятей, и на него не стоит полагаться. На Билозерчева в его шестнадцать лет можно положиться безоговорочно.

В прошлогоднем сезоне он выиграл все, что только можно было выиграть, – международный турнир в Лужниках на призы газеты «Московские новости», чемпионат Европы, Спартакиаду народов СССР, наконец, мировое первенство. Видавшие виды специалисты и те поражались необыкновенной стабильности юного гимнаста. Столько ответственных турниров – и ни единого заметного срыва! Достаточно сказать, что в Будапеште Дмитрий дважды получил максимальные оценки на коне – снаряде, который традиционно считается самым «норовистым».

– А я как раз больше всего люблю коня – именно потому, что его с налета не «обуздаешь», – говорит Дмитрий, – Родители с детства приучали нас с сестрой не бояться работы. «Чем труднее и неподатливее дело, тем оно интереснее, – часто говорит отец, – и тем почетнее с ним справиться». Я считаю, что все прошлогодние успехи обеспечены прежде всего упорным трудом на тренировках.

Я показал чемпиону письмо Азизы Икрамовой из Ташкента: «У большинства из нас в шестнадцать лет имеется образец для подражания. А на кого равняется в гимнастике Билозерчев?»

– Кумиров в спорте у меня нет и не было. – ответил Дмитрий. – Нравились легкость и уверенность Николая Андрианова, высокое техническое мастерство и поразительная изобретательность Владимира Маркелова и Александра Ткачева, мощь и одновременно безукоризненная элегантность Александра Дитятина. Хочу соединить эти достоинства прежних чемпионов в своей гимнастике. Большие мастера, как правило, оставляют на память о себе именные элементы – вспомним хотя бы «перелет Ткачева» или «петлю Корбут». Мы с тренером мечтаем о таких находках. Мечтаем – и работаем.

Билозерчев старается работать на гимнастических снарядах с видимой мягкостью и непринужденностью. Но за ними стоят точный расчет, уверенность и твердость. В почерке нового чемпиона проявляется его характер. Будучи твердо убежденным, что добросовестный, упорный труд непременно увенчивается успехом, он считает свои победы вполне закономерными и потому не любит, когда окружающие слишком громко восторгаются его стремительным спортивным взлетом. Дмитрию совершенно несвойствен юношеский авантюризм – он тщательно соизмеряет планы с реальными возможностями, и, очевидно, именно поэтому его слова не расходятся с делами.

«Дмитрий, очень ли трудно вам пришлось на чемпионате мира в Будапеште?» – спрашивает в своем письме Татьяна Алексеева из Тульской области.

– Пожалуй, мне было легче, чем старшим товарищам по команде. С дебютанта спрос меньше, нежели с признанных мастеров, от которых ждут только победы. Поэтому я чувствовал себя раскованно, будто на обычной тренировке. Зато теперь все переменилось: уже не я равняюсь на кого-то, а все равняются на меня. Значит, выступать на прежнем уровне нельзя – нужно позаботиться о запасе прочности. Мы с тренером стараемся создать такой запас за счет усложнения программы.

«Как повлияла на вашу жизнь неожиданная громкая слава?» – интересуются группа девятиклассников из Риги и Анжела Марчкова из Рузаевки. В ответ на вопрос Дима растерянно пожал плечами, и слово взял его отец:

– По-моему, никак не повлияла. Разве что стал ответственнее, собраннее. Мы с детства учили Диму не зазнаваться, никогда не создавали ему в семье каких-то особенных условий. Домашние заботы между ним и сестренкой всегда были поделены поровну: она готовила, прибирала в квартире, он каждый день ходил в магазин. И сейчас Дима, когда бывает дома, обязательно помогает маме по хозяйству. Я часто повторяю ему: «Единственная привилегия талантливого человека – это работать лучше, чем другие».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Слово читателю

Помочь песне