Будем строить советские машины

Е Дроздовский| опубликовано в номере №57-58, июль 1926
  • В закладки
  • Вставить в блог

МАШИНЫ были известны уже в глубокой древности, но применялись они не в производстве, а, например, для осады городов (метание камней и стрел), для снабжения водой и т. д.

Но еще до начала 18 века уже были изобретены машины, повышавшие производительность труда, а именно: водяные и ветряные мельницы, калильные машины, дробилки для руды и другие. Изобретение этих машин не вносило особых изменений в жизнь и быт человека. Люди того времени даже боялись машин, так как видели в них своих конкурентов, боялись, что машины создадут безработицу и нередко даже вели против машин борьбу. Так, изобретатель ленточной машины Моллер был утоплен жителями Данцига (германский город).

Кроме того, машина не находила тогда широкого применения, так как в те времена отсутствовала паровая машина, при помощи которой впоследствии стало возможным легко приводить машины в движение. Но уже к концу 18 века англичанин Джеме Уатт изобретает паровую машину, за ним Харгревс и Аркрайт изобретают прядильную, а Картрайт - механический ткацкий станок.

Сначала рабочие, видя, как машина уменьшает спрос на ручной труд, нередко разрушали фабрики и заводы и избивали изобретателей. Но затем, понятно не сразу, рабочие стали понимать важность и серьезное значение машинного производства и выгоды, которые оно дает.

Какие же это выгоды?

А вот какие. Машина может дать силу, которую не смогут развить сотни и тысячи людей. Машина меньше изнуряет рабочего.

Сравните, например, работу кузнецов с работой рабочего при паровом молоте.

Машина дает более прочные изделия. Только машина способна выпускать совершенно одинаковые по качеству и виду изделия.

Машина чрезвычайно увеличивает скорость производства. Например: ручная швея делает около 50 стежков в минуту, ножная швейная машина делает около 600 стежков, а машина с механическим двигателем - около 1.500 стежков в ту же 1 минуту. Или другой пример: при выделке булавок ручным способом.10 рабочих могли сделать в день не более 4.800 булавок. Теперь же 1 работница работает сразу на 4 - х машинах и выделывает в день около 600.000 булавок.

Благодаря такой скорости, производство становится дешевле: раньше при ручном производстве стальных перьев гросс (144 штуки) их обходился около 70 рублей, а теперь, при машинном - гросс обходится копеек в 25.

А удешевление продуктов производства, понятно, ведет к росту потребления, к улучшению жизни.

Благодаря этим своим достоинствам, машина завоевывает все, проникает всюду. Возьмите любую отрасль хозяйства, и каждая нуждается в машине: сельское хозяйство, транспорт, связь, коммунальное хозяйство, фабрики, заводы. Нужны сельскохозяйственные орудия, тракторы автомобили, паровозы, пароходы, вагоны, телеграф, телефон, трамваи, силовы и осветительные установки, моторы и, наконец, станки всех видов и систем.

Как же обстоит вопрос с машиностроением у нас? Какие машины мы сами строим? Какие нам нужны? Что мы покупаем за границей?

Развертывание нашей промышленности началось с 1920 г. Приходилось начать восстановление промышленности, имея достаточно потрепанные заводы и фабрики. Мы начали восстанавливать наиболее мощные заводы, но постепенно, по мере роста наших потребностей, стали вводить в работу более старые заводы. Но старые заводы, как ни нагружай, а 100% выработки от них нельзя добиться.

Почему же одновременно с восстановлением старых заводов нельзя было начать их полного переоборудования и постройки новых заводов? Потому, что все силы и средства пришлось, прежде всего, бросить на производство предметов широкого потребления.

С началом новой экономической политики деревня и город сразу же предъявили громадный спрос на предметы широкого потребления. Но дальше - больше: потребности города и деревни продолжают расти. В особенности деревни. Деревня стала богаче: во - первых, она освободилась от тяготы выкупных и арендных платежей царского режима; во - вторых, сельское хозяйство вообще быстрее оправляется, так как средств для его восстановления нужно меньше. Помимо этого повысились цены на с. - х. продукты. Все это сильно подняло спрос на товары. Поэтому, прежде всего и надо было поднимать производство этих товаров.

Но здесь уже недостаточно добиться только довоенного уровня в количестве производимых товаров. До войны капиталисты России ежегодно увеличивали стоимость своих фабрик и заводов на 300 млн. руб. Этого же надо добиться и нам. Наши потребности больше и шире, чем потребности довоенной России. Как же их удовлетворить? Ведь на все нужны деньги. Неужели идти на поклон к Европе? К Америке? Это значит становиться в зависимость от капиталистов, которые дорого дали бы за удушение нашей страны и сдерут с нас так называемые «божеские» проценты.

Какой же выход из этого положения?

Ведь и сейчас жестокая необходимость заставляет нас ввозить заграничное оборудование в обмен на наше сельскохозяйственное и другое сырье, вывозимое за границу (хлеб, уголь, нефть, лес, пушнина, лен, яйца, масло и другое), и на золото.

Т. Сталин на XIV съезде партии сказал: «Если мы застрянем на той ступени развития, на которой нам приходится ввозить оборудование и машины, то мы не можем быть гарантированы от превращения нашей страны в придаток капиталистической системы».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Куда ехать летом

На Мурмане

25.000 километров по воздуху

Большие советские перелеты