Бомбежка

Геннадий Машкин| опубликовано в номере №1049, февраль 1971
  • В закладки
  • Вставить в блог

Какой-то перебинтованный танкист кричит мне:

— Куда прешь? Рама! Не видишь?!

А я не пойму, чего он боится. Крутится над степью самолетик с раздвоенным хвостом, кресты белые по бокам. Ясно, немец, но пока не стреляет по нашим. Вроде тоже пить захотел: спикировал на самую водокачку, чуть перекладиной на хвосте за шпиль не зацепился. Разбежались водоносы к бричкам своим, в ямки попадали, к стене водокачки прижались. У кого винтовка была, стрелять по раме начали: «Пап! Бах! Тра!..» А рама покачалась и улетела куда-то восвояси.

Я воспользовался моментом — кинулся к рукаву. Да не тут-то было. Живая очередь передо мной выросла, как из-под земли. Пробиваюсь к рукаву, пробую котелок под струю подставить.

— Куда лезешь?

— Братцы, позвольте! Задержусь — трибунал ведь!

Подействовало, начали помаленьку расступаться. И тут как стая волков завыла над головой. Земля дрогнула, будто почуяла над собой страшную силу.

— Немец летит!

Очередь — в разные стороны. Меня тоже прошибло до подметок, но тут мысль стукнула: «Воды наберу — вину смягчу в случае чего!»

Подставил я котелок, наконец наполнил его до краев, крышкой прикрыл и кинулся убегать за остальными. Наперегонки с тенью самолета пытался бежать. Но накрыла меня тень. И тут ухнуло. Далеко разорвалась бомба, возле окопов. Но земля под ногами, как ватная, колыхнулась. И опять закачалась, как кисель, и снова задергалась, будто жеребец на привязи.

А самолеты так и валятся сверху и, вроде как от помета, освобождаются от бомб. Только от этих черных капелек земля с брустверов к небу поднимается. Водокачку подняло и развалило в воздухе.

Звон в ушах, свист, рев, грохот. Куда бежать, непонятно. «Воду надо спасти, — мысль меня все же точит. — И взвода спасенье в ней, и лейтенанта, и мое!» А как не утерять котелок в этом аду? «В воронку! — соображаю. — Два раза в одно место не попадет!»

Метнулся я в ближнюю воронку и скатился по комьям земли вниз. А котелок в руках держу, как драгоценность самую дорогую. Полегче стало. Над ямкой волны проносит. А теперь уж взрывы один за другим — гуд непрерывный. Людей не слышно, только ошалелые лошади носятся, а их щепки от вагонов догоняют да комья земли.

А у меня тишь да благодать в воронке. Даже как-то неловко стало, что лежу я в таком укрытии, а люди под бомбами, пулями. Высунулся слегка из воронки, машу пилоткой:

— Давай сюда! Место есть!

Вижу, чешет мимо воронки медсестра. Глаза побелели — ничего впереди не видит, сумка санитарная будто летит за ней.

— Сюда, сестра! — кричу.

Она ноль внимания, в открытую степь чешет, юбчонка задралась. «Что делать? — соображаю. — Надо ловить — погибнет баба». Светленькая, как ангелочек, и руки беспомощно болтаются, будто от жениха притворно побежала.

— Стой!

Выскочил я наперерез ей, догнал и привалил к земле для начала. Над нами осколки — фью-ю-ю...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены