Бесконечный слалом

опубликовано в номере №989, август 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

Однажды баскетболисткам ТТТ предстояло играть в Праге очень ответственный матч. Узнав, что в пражском зале дневной свет, я настоял на том, чтобы пять последних домашних тренировок были проведены в только что построенном зале, который тоже освещался дневным светом. Баскетболисткам это пришлось не по душе, они ворчали, сердились, но после матча в Праге благодарили меня. Наивно думать, что в Праге они выиграли только потому, что были подготовлены к яркому освещению. Но бесспорно, что и эта мелочь сыграла свою роль. Смысл нашей работы в том, чтобы ни один лишний раздражитель не повлиял на психику спортсмена.

Ж.: А ЧТО СЛУЧИТСЯ В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ?

В.-П.: Скажу о том, что может случиться. Помните дебют Тальтса на чемпионате мира? Он получил тогда «баранку», а несколько дней спустя установил мировой рекорд. Не стал же он за два-три дня искуснее, сильнее, опытнее. Тальтс, как часто пишете в таких случаях вы, журналисты, перегорел. Убежден, что дело не обошлось без какого-то раздражителя.

Ж.: НО САМ ТАЛЬТС ПРИДЕРЖИВАЕТСЯ НА ЭТОТ СЧЕТ ИНОГО МНЕНИЯ. В ОДНОМ ИЗ ИНТЕРВЬЮ СВОЮ НЕУДАЧУ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА ШТАНГИСТ ОБЪЯСНИЛ СЛЕДУЮЩИМ ОБРАЗОМ: «ТОГДА МНОГИЕ УТВЕРЖДАЛИ, ЧТО Я ПОЛУЧИЛ «БАРАНКУ» ИЗ-ЗА ВОЛНЕНИЯ И ПЛОХОЙ ВОЛЕВОЙ ПОДГОТОВКИ. ЭТО ЧТО ЖЕ, ВЫХОДИТ, Я ТРУС? В ЖИЗНИ НИКОГДА И НИКОГО НЕ БОЯЛСЯ. ПРОСТО НЕ УСПЕЛ РАЗМЯТЬСЯ КАК СЛЕДУЕТ ПЕРЕД ЖИМОМ, ОПЫТА НЕ ХВАТИЛО».

В.-П.: Вывод, сделанный Тальтсом, поспешен и неправилен: трусом его никто не вправе считать. Волнуются и очень смелые люди. Можно допустить, что объяснения Тальтса («Не успел размяться как следует») — субъективная правда. Но то обстоятельство, что человек убежден в своей правоте, еще не означает, что он объективно прав. Если бы Тальтс давал интервью мне, я непременно спросил бы у него, почему он не сумел зафиксировать вес, который сотни раз фиксировал на тренировках. И еще я спросил бы у него, почему он не успел размяться как следует, почему он не сумел сделать то, что делал до этого сотни раз. не думая, автоматически.

Я не хочу обидеть замечательного спортсмена, но, право же, Тальтс в данном случае напоминает человека, не имеющего никакого отношения к медицине, который оспаривает поставленный ему диагноз на том лишь основании, что болен он, а не врач.

Уничтожить все раздражители нельзя. Да это и ни к чему. Определенное их количество должно быть, без них спортсмен не спортсмен.' Человеку предстоит борьба, к которой он готовился недели, месяцы, годы, так разве может он быть безразличным, безучастным? Когда вы пишете о том, что накануне старта спортсмен был абсолютно спокоен, вы добросовестно заблуждаетесь. Раздражители нужны, но они, как яд: в малых дозах лечат, в больших — убивают.

Ж.: А НЕЛЬЗЯ ЛИ ПРИВЕСТИ ПРИМЕР ИЗ СОБСТВЕННОЙ ПРАКТИКИ?

В.-П.: Помните, мы говорили о врачебной этике? Не называя имени спортсмена, расскажу о том, как его подвел один-единственный раздражитель. Спортсмена этого классным не назовешь. До Тальтса ему далеко. Но в данном случае класс роли не играет.

Гандболист ехал на матч. Чувствовал себя превосходно, был, как говорится, в ударе, знал, что сыграет хорошо. Такое счастливое чувство испытывает порой всякий спортсмен. В трамвае спортсмен познакомился с красивой девушкой и пригласил ее на матч. Девушка пошла. Сыграл спортсмен в тот раз хуже не придумаешь.

Ж.: А УВЕРЕНЫ ЛИ ВЫ В ТОМ, ЧТО МЕЖДУ ЗНАКОМСТВОМ И ПЛОХОЙ ИГРОЙ ЕСТЬ ПРИЧИННАЯ СВЯЗЬ?

В.-П.: Уверен. Больше чем уверен. Тем гандболистом был я.

«Никаких «хочу» и «не хочу»

Ж.: ВЕРНЕМСЯ, ОДНАКО ЖЕ, К КОМАНДЕ, КОТОРАЯ ПРИЕХАЛА ИГРАТЬ В ЧУЖОЙ ГОРОД. ЧТО ДЕЛАЕТ ВРАЧ-ПСИХОЛОГ НА СОБРАНИИ, КОТОРОЕ ИМЕНУЕТСЯ УСТАНОВКОЙ НА ИГРУ И ПРЕДШЕСТВУЕТ КАЖДОМУ МАТЧУ?

В.-П.: Сидит, слушает и помалкивает, памятуя о том, что генерал один. Да и говорить ему, собственно, незачем: все вопросы он уже обсудил с тренером.

Ж.: ГОТОВИТЕ ЛИ ВЫ И. ЕСЛИ ГОТОВИТЕ. ТО КАК. ИГРОКОВ К ВОЗМОЖНЫМ СУДЕЙСКИМ ОШИБКАМ?

В.-П.: Я добиваюсь от игроков, чтобы они ко всякому решению судей относились, как к правильному.

Ж.: ВЫ ВНУШАЕТЕ ИМ, ЧТО СУДЬЯ, КАК И ВСЯКИЙ ЧЕЛОВЕК, МОЖЕТ ОШИБИТЬСЯ?

В.-П.: Нет. Я внушаю им, что судья, как и всякий человек, любит, чтобы с ним соглашались, и не любит, чтобы с ним спорили. Я убеждаю игроков, что от споров и возмущений пользы не будет.

Ж.: КАКОВО ОТНОШЕНИЕ ВРАЧА-ПСИХОЛОГА К ТЕМ ИЛИ ИНЫМ СУЕВЕРИЯМ СПОРТСМЕНОВ? НУ, СКАЖЕМ, К УБЕЖДЕННОСТИ В ТОМ. ЧТО НАКАНУНЕ МАТЧА НЕЛЬЗЯ БРИТЬСЯ.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены