Аттестат зрелости

Анаид Секоян| опубликовано в номере №563, ноябрь 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

Услышав свою фамилию, мисс Мери встрепенулась. На пороге класса стояла воспитательница - высокая, с гладко причёсанными седыми волосами. Сдержанным кивком головы она пригласила в класс свою питомицу. Потупив взор, Мери прошла мимо неё.

Выпускницы колледжа сдавали последний экзамен. Почти все парты уже были заняты. Перед каждой ученицей лежали чистые листы бумаги. Задали тему по всемирной литературе: написать по своему выбору о каком - либо писателе.

Мери вспомнила, как рано утром, когда лучи солнца только проникли в комнату, к ней подошёл отец и, поцеловав в лоб, сказал дрогнувшим голосом:

- Милая моя, сегодня ты сдаёшь последний экзамен... Ты уже взрослая, и я не хочу напоминать тебе о таких вещах, в которых ты не ощущаешь более нужды. Скажу лишь одно: будь самостоятельной!... Никого не копируй, поступай так, как подсказывает тебе совесть, разум. Понимаешь?..

Экзамен выпускного класса начался.

- Ну? - послышался сухой голос.

Это был голос директрисы колледжа. Держа в руке указку, она направила её на большие стенные часы. На выполнение задания давалось три часа.

Сидя за партой и прикусив конец ручки, Мери раздумывала: о ком писать? Её и без того небольшие умные глаза сузились ещё больше. «Не спросить ли кого - нибудь из подруг?.. «Будь самостоятельной!» - повторила она напутствие отца и, позабыв об окружающем, перенеслась в его кабинет. Мысленный взор её соскользнул со стены кабинета, украшенной портретами видных американских писателей, на письменный стол отца, где постоянно лежала книга в синем переплёте. Глаза её остановились на фразе, которую она знала наизусть. Мери чудилось, что она и сейчас читает на незнакомом ей языке дарственную надпись: «В память нашей встречи на Эльбе 9 мая 1945 года!». Сверху на том же языке крупным шрифтом напечатано: «Пушкин».

Как сильно забилось сердце пятнадцатилетней Мери, когда отец вернулся с фронта!...

- Теперь у нас есть верный друг, - говорил он. - Зовут его Василий Львович. Он подарил мне эту книгу в день нашей встречи... Хотя бы разочек удалось побывать в России! О, ты не знаешь, моя Мери, что это за храбрые и сердечные люди!

Мери была счастлива. Она забыла о том, что пережила, когда не было отца. Довольно того, что он вернулся домой живым и невредимым.

- Читай и изучай Пушкина! - неизменно повторял отец.

Когда у неё бывали заботы и треволнения, она перечитывала сочинения Пушкина, и это успокаивало.

«Чего долго думать?» - промелькнуло в голове Мери, и, радостно улыбнувшись, она придвинула к себе белые листы и вывела твёрдым почерком:

«Александр Пушкин».

Старая воспитательница, заметив решительное движение руки Мери, спокойно вздохнула и отошла к другим партам.

Мери писала, не отрываясь от бумаги, не глядя ни на лучшую свою подругу, нервно потиравшую руки, ни на тех, кто, закончив работу, тихо, на носках, чтобы не производить шума, выходил из класса. Она даже забыла о мёртвой улыбке, которая, казалось, навечно застыла на сжатых губах директрисы. Словно получив молчаливое одобрение отца, Мери воодушевлённо дописала последние строки.

- Окончила? - участливо спросила воспитательница, принимая у Мери работу.

Девушка кивнула головой и вышла из класса.

- Отец, так хорошо у меня получилось! - воскликнула Мери, припадая к груди отца и целуя его.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены