Асы разведки

Владимир Ярошинский| опубликовано в номере №859, март 1963
  • В закладки
  • Вставить в блог

...Огромный вокзал быстро заполняли пассажиры, в основном солдаты и офицеры вермахта. «Тсс! Враг подслушивает!» — предостерегали плакаты, с которых молча смотрели в толпу унылые черные силуэты. Среди этой движущейся, злой и усталой людской массы с трудом проталкивались патрули военной полиции и гестапо. Они искали мародеров, дезертиров и тех, чей внешний облик хоть чем-нибудь мог возбудить подозрение. Дюпон с трудом пробрался через вестибюль к ресторану. Еще в дверях он заметил «Зауэра».

«Зауэр» в мундире полковника авиации сидел, задумавшись, за маленьким столиком, укрытым в нише ресторана.

— Я боялся, что сегодня вы не приедете, господии «Кент», — тихо сказал «Зауэр» вместо приветствия.— Поезда ходят нерегулярно. Правда, это первые признаки приближающегося кризиса. Гестаповцы озверели. Надо быть очень осторожным. Я получил сведения, что Абвер в ближайшие дни начнет широкую операцию против подпольных радиостанций...

Во время этой беседы «Зауэр» сообщил Дюпону, что его добрый знакомый инженер Хегельбах, работающий на заводе «Вольф-Радио», уведомил его о том, что фирма «Трансмаре», за которой стоит Абвер, заказала несколько гониометров совершенно нового типа. Как пояснил Хегельбах, эти аппараты позволяют безошибочно засекать передаточную радиостанцию на расстоянии нескольких километров.

— Хегельбах ваш близкий знакомый?

— Я знаю его довольно давно, но коротких отношений не поддерживаю,— пояснил «Зауэр».

— Неважно, — сказал Дюпон. — Подумайте, но только не возбуждая у него подозрений, каким способом можно установить с ним близкий, непосредственный контакт? Конечно, это уже не войдет в ваши обязанности. Охраняя вашу безопасность, поручим это кому-нибудь другому. Вы останетесь в тени, и если Хегельбаха завербовать не удастся, мы будет вынуждены привлечь кого-нибудь другого для работы на заводе. Новые гониометры должны иметь конструктивную ошибку и подавать ошибочные сведения. Однако к делу. У вас есть еще что-нибудь новое?

«Зауэр» вынул из кармана мундира маленький плоский флакончик из черного стекла с духами, как гласила наклеенная на нем золотая этикетка.

Дюпон быстро взял его из рук «Зауэра» и спрятал в карман.

— Что это за материалы? — спросил он.

— Здесь данные о ежедневном производстве многоцелевых самолетов «Мессершмидт-110» и о численности воздушных сил. А также копия плана, разработанного верховным командованием вермахта, по участию воздушных сил в наступлении группы армий «Центр» на Москву.

— Прекрасно! Если в ближайшее время вы будете иметь важные сведения, дайте мне знать об этом. Оставьте шифровку в «почтовом ящике» номер три в районе Веддинг. Радиостанцией пользуйтесь только в исключительных случаях. На всякий случай, однако, ежедневно в течение 10 минут ждите передачи в 22.00 на запасной волне 9,75. Шифр остается без изменений, так же, как и мой опознавательный сигнал «Кент»...

«Зауэр» попрощался и вышел. Дюпон дождался утра в маленьком привокзальном отеле и выехал на другой день в Брюссель, чтобы заняться обработкой донесений «Зауэра».

Это было непростое дело. Донесения хранились внутри маленькой бутылочки, наполненной доверху особой жидкостью.

Перед тем, как достать материалы, Дюпон должен был с помощью медицинского шприца откачать из пузырька жидкость так, чтобы туда не попал воздух. После этого следовало ввести внутрь, опять же с помощью шприца, немного специального реактива. Только после этого можно было вынуть внутреннюю пробку и открыть бутылочку. Если бы ее открыли без всех этих предосторожностей, воздух, проникнув внутрь, соединился бы с жидкостью и вызвал термическую реакцию. Содержимое флакона было бы уничтожено.

Спустя два дня после возвращения Дюпона из Аугсбурга радиостанция брюссельской разведывательной группы передала сведения, извлеченные из флакончика, своему Центру.

Несмотря на поздний час, в кабинете полковника Егорова все еще горел свет. Полковник работал. У радиоаппаратуры дежурили офицеры связи Центра.

Ночью эфир оживал. Беспрерывно поступали шифрованные донесения и информации от всевозможных разведывательных групп, работавших далеко в тылу неприятеля, в самом сердце вражеской страны. После проверки и подтверждения информация заносилась в картотеку. Специалисты, пользуясь сведениями разведки, составляли ситуационные и тематические рапорты. Ситуационные донесения давали картину общего военного положения противника. Они содержали сведения о районах концентрации и расположения войск, резервах, их численности и вооружении, а также о предполагаемых действиях врага на различных участках фронта. Рапорты другого рода обрисовывали положение в определенных областях экономики Третьего рейха: в военной промышленности, средствах связи, транспорте — сообщали о новых видах вооружения, о резервах сырья, о работе немецких ученых и т. п.

...Когда полковник Егоров внимательно просматривал последние донесения, в кабинет вошел капитан Никитин, начальник разведывательных групп района «Запад А», включавшего собственно Германию, оккупированную зону Франции, Голландию и Бельгию. Капитан положил на стол несколько листков бумаги.

— Получили от «Кента», — объяснил он. — Есть очень важные сведения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Глазами тренера

Интервью после поездки по США