Так рождается сталь

В Привальский| опубликовано в номере №683, ноябрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мастер, первый горновой! Когда - то доменщику не один десяток лет надо было простоять у печи, чтобы получить такое звание. Старые «колдуны» ревниво хранили свои производственные секреты и с неохотой доверяли их другим.

Теперь доменщиков готовят обычные школы ФЗО. И то, что делает сейчас молодежь, какому - нибудь старому горновому показалось бы действительно колдовством.

... Мы в пирометрической. Вдоль стен стоят щиты с десятками самопишущих приборов. Чувствительные стрелки отмечают все, что происходит в доменной печи, показывают температуру во всех ее точках. Вот дрогнула и поползла стрелка одного из пирометров. Где - то в пламенных недрах домны стоит термопара, а здесь, на щите, стрелка точно указывает температуру.

В пирометрической я и застал мастера Григория Кривого.

Он «ходит вокруг печки», как сам он выражается, уже лет пятнадцать, с тех пор, как окончил фабрично - заводское училище.

Сейчас он шел вдоль щитов с приборами, внимательно читая их показания. Записав что - то на бумажке, распорядился:

- Добавить полтонны руды!

- Зачем? - спросил сменный инженер.

- По всем признакам нагрузка мала.

- Ой, смотри, Григорий! - усомнился инженер. - Забуришь печку!

Мастер улыбнулся: он хорошо знал свое дело.

Подошли два старших горновых - Григорий Чуйко и Александр Волченко. Один из них высок и широк в плечах, другой - небольшого роста, коренаст. Они неразлучные друзья. Оба из одного украинского села, оба комсомольцы. Восемь лет назад, когда они уезжали из родных мест, чтобы поступить в ФЗУ, им было по шестнадцати лет. Теперь Чуйко и Волченко работают в одном цехе, но в разных сменах. Они соревнуются, и трудно сказать, кто из них впереди: оба дают чугун сверх плана.

- Время! - говорит мастер, направляясь к печи.

Наступает торжественный момент выпуска чугуна. В дежурном журнале он отмечен номером 12830. Почти тринадцать тысяч раз видели эти люди, как идет чугун из домны, и все равно сейчас и мастер, и горновые, и подручные одинаково волнуются, одинаково переживают торжественность минуты.

Выпуск чугуна - зрелище и в самом деле феерическое. Посредине цеха как бы разверзается жерло огнедышащего вулкана, из которого, словно поток лавы, вытекает река жидкого металла и льется в стоящие на путях огромные ковши.

Бойкий паровозик трогается с места, и двести сорок тонн расплавленного чугуна направляются в мартеновский цех.

Мастер Григорий Кривой идет в пирометрическую и, присев за стол, делает вычисления на бумажке. Потом сообщает, что с начала месяца смена дала семьсот тонн чугуна сверх плана и сэкономила кокса почти на шестьсот тысяч рублей. Таков подарок молодых доменщиков к XX съезду КПСС.

Мы направляемся в мартеновский цех. Там я оказываюсь невольным свидетелем такого разговора.

Перед начальником цеха Алексеем Даниловичем Фетисовым стоит высокий, длиннорукий сталевар. Прижимая к груди большие ладони, он говорит:

- Ведь я как пришел в тридцать втором году, Алексей Данилыч, так и работаю, варю сталь. А тут - на тебе: какие-то мальчишки...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены