Начальник штаба

Василий Гроссман| опубликовано в номере №278, февраль 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Это было похоже на игру. Люди в высоких сапогах, взмахивая сетками, тяжело валились в обмолоченную солому, прыгали, неловкие и неповоротливые, и снова шлепались брюхом на землю.

Лица людей были напряженны, люди чихали и кашляли, отхаркивая колючую пыль.

Подлые мыши, вначале ошалевшие от страха, стали чертовски юркими – ловить их было трудно. К тому же мешали резиновые перчатки – пальцы плохо сгибались.

– Ах, чорт, свалились очки, – сказал толстый Зайченко и начал шарить руками в соломе жестами человека, попавшего ночью в незнакомую комнату.

– Стойте, мадам! – пробормотал комсомолец Карнаухов. – Стойте, мадам, вот мы и попались!

Он поднялся во весь рост, нескладный, длиннорукий, узкоплечий, и закричал:

– Эй, Никита, давайте вторую клетку!

Но Никита не нес клетки: он стоял возле автомобиля, смешно притопывая ногами, и кричал что-то непонятное.

– Почему же он не идет? – с тоской спросил Карнаухов.

– Боится, конечно, – ответил Зайченко, протирая стекла найденных им только что очков.

– Чего боится? – удивился Карнаухов.

– Алексей Иванович, – плачущим голосом сказал Зайченко. – Ну, что же вы грудной ребенок, что ли? Человек боится чумы, понимаете вы, ч-у-м-ы, а вы спрашиваете, чего боится, будто мы здесь с вами в пятнашки играем.

Потом они пошли к машине. Никита виновато кашлял и пристально смотрел на клетки, в которых живым ковриком шевелились мыши, и Карнаухов, поглядев на него, сказал:

– Вы садитесь в кабину, Никита.

– Да, трусоват был Никита бедный, – пробормотал Зайченко и, кряхтя, перевалился животом через борт грузовичка.

Никита заморгал глазами и сказал:

– Товарищи, чума ведь...

– Трепач, – сказал лаборант Монахов, – мышей боится, а еще с басмачами на афганской границе сражался!

Машина ехала быстро, но казалось, что она стоит неподвижно и под ее колеса катится волнистое полотно степи.

Зайченко невольно все плотней и плотней прижимался к Монахову, а тот, подняв воротник своей куртки, кашлял и сопел носом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Рожденные бурей

Глава из романа

В строю

Николай Островский