За баданом

Б Майский| опубликовано в номере №166-167, сентябрь 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

I

Много лет прожил старый Алай. Двух жен и дочь схоронил он в камнях у верховьев Баргузина. Не имел он ни стад, ни клочка земли, - всю жизнь скитался по каменистым тропам забайкальской тайги, с ружьем в руках гоняясь за пушным зверем. Алай знает тайгу, и тайга знает Алая. Только Алай постарел, волосы его повылезли и торчат уцелевшими бурыми клочками, а тайга вечно молода и шумлива. Но сегодня Алай смущен: в тайге вдруг появились люди, сразу много людей.

Бурят ни на секунду не верит суровому товарищу Рупасову, что люди пришли собирать какие - то корешки. Алай твердо знает: много - много лет растет в Прибайкалье чигирь - трава, целые поляны цветут ее розовым цветом по ранней весне. И вот ради этой травки гонят сюда сотни людей, строят бараки, шлют пароходы...

Тут что - то не так. Если бы хоть листья собирали - Алай поверил бы людям: он и сам пробовал делать из листьев чигиря бурятский чай, - нехороший, горький, но все же чай; эти же люди листья выбрасывали и собирали только корни.

«Наверно, они ищут золото, роясь в нашей земле», - думает старый Алай и ухмыляется. Он - то знает, что в этой округе нет золота. Золото там, дальше, в глухой тайге, за Алтайским хребтом; там лежит страна, откуда оно приходит.

У людей, в лагере, горят костры.

Какой - то немыслимый буряте - российский говор застрял в воздухе. 8 нестройный шум визгливыми высокими нотами врывается звуковая сумятица женского барака. Женщин много, и это приводит в неописуемую ярость начальника партии по сбору бадана тов. Руласова.

- Ну и народ! - кричит он на молодого техника Васина. - Кого вы мне привезли? Да где у вас были глаза, когда вы набирали этот сброд?

Круглый и подвижный немец - консультант по оборудованию экстрактового завода похлопал Васина по плечу, приговаривая:

- Нихт карашо, нихт карашо, молодой шеловек... Вы имеете этих людей, этих Madchen fur alles 1, но где же рабочие?

Васин смущенно улыбался и бормотал бессвязные слова в свое оправдание:

- Да право же, Евстафий Степанович, других не было. Я перерыл всю иркутскую биржу, и те рабочие, которых вы видите...

- Да покажите мне хоть одного рабочего! Где они, ваши рабочие? - возмущался Рупасов. - Набрал совбарышень, точно мы фокстрот танцевать, а не в тайгу за баданом забрались.

- Иркутский комсомол командировал нас на заготовки бадана, - вмешался в разговор самый заметный из ребят, длинный и вихрастый Мишка Ильиных, и сейчас же начал крыть: - и мы видим, что здесь ничего не подготовлено, никакой работы...

- Времени чертовски мало, - хмуро и серьезно ответил Рупасов. - Мы пропустили бы все сроки, если бы сделали серьезную проработку этого вопроса. Вашей задачей будет разъяснить рабочим смысл работы: до сих пор мы дубили кожу привозными импортными экстрактами, вывозя за них золото. Лучшие умы страны давно уже ищут, чем можно заменить квебрахо и другие импортные дубители. Применяют у нас ивовое и еловое корье, используя громадный опыт немцев в этой области, - кивнул он в сторону консультанта, - но когда натолкнулись на бадан, то убедились, что его корневище настолько богато дубильными веществами, что со - временем он вытеснит не только импортные дубители, но и отпадет необходимость губить иву и ель, сдирая с них кору. И теперь...

Немец изумленно посматривал на разношерстную группу, засевшую за планшеты. Увидев, как один из комсомольцев водит руками по схеме процесса заводской перегонки бадана, он не выдержал, подлетел к группе и начал защищать свою установку, путая, по обыкновению, русские слова с немецкими.

II

Уже через неделю в таежной глуши начали подыматься стены будущего экстрактового завода. Рабочая масса разбилась на мелкие партии и, пробиваясь сквозь бурелом, карабкаясь по камням, обходя болота и речки, собирала заскорузлые корешки бадана в большие мешки. Труден был не самый процесс выдирания бадана из почвы и собирания в мешок оторванных корешков, - операция совсем несложная, - трудны были те мучительные километры, которые отмерял каждый рабочий от места очередной стоянки до зарослей бадана.

Тайга не знает путей. Еле заметная звериная тропа продирается сквозь валежник, дикий кустарник и уходит в болотистые низины. Острые угловатые камни преграждают верхние пути, заставляя карабкаться, срываясь и расшибая в кровь колени и царапая руки.

Бежали не только совбарышни, попавшие сюда под страхом сияния с биржи, бежали люди покрепче, в надежде найти более легкую работу; бежала и часть бурят, ошеломленная невиданными темпами постройки экстрактового завода и плохо понимавшая немца - инженера. Пришлось отпустить Алая в Кара - Булгасы под предлогом поисков новых зарослей бадана. Алай ушел одному ему ведомыми тропинками, а оставшиеся устремились вместе со всей массой беглецов к берегу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Записки делегата

Заметки о III съезде РКСМ