Золотая

Михаил Гусев| опубликовано в номере №197, июль 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Два дня прошло после приезда брата, а Соня все еще не решила, как с ним быть и что делать. Виктор вел себя скромно: мало и неохотно говорил. Сидел больше молча, насупившись: ко всему приглядывался, кое-что читал; ненадолго ходил гулять - знакомиться с городом; а о своей просьбе больше сестре не заикался. Но Соня видела и. понимала, что тихое поведение молодого франта и жалкая, ссутулившаяся, унылая фигура, - все это было безмолвной просьбой о помощи.

На третий день Соня решила. После работы зашла в завком и скрепя сердце обратилась с просьбой о брате к председателю Фомичеву.

Выслушав взволнованную, всю красную Соню, предзавком спокойно заговорил:

- Так, Золотая, говоришь, брат приехал, некуда деваться? Просится на завод... На биржу бы ему надо встать. Через нее только.

- Да я гово..., - начала было Соня, - но тут же оборвала - замолчала.

Фомичев ненадолго задумался. Потом взглянул на растерянную, сконфуженную Соню, стукнул карандашом по столу и уже усмехаясь проговорил: - Ну, ладно, Золотая, так и быть, чего - нибудь придумаем. Во двор, кажется, рабочие нужны. Присылай, я переговорю с директором, может, согласится.

Через несколько дней Виктор Орлов был принят на завод в качестве чернорабочего по двору.

Виктор вначале отнесся к своей работе прилежно. Выполнял ее добросовестно, но когда прошли первые показательные дни, когда он освоился с работой, огляделся кругом и кое с кем познакомился, он уже не так стал усердствовать и стараться, как до этого. Прошло с месяц, и Виктор окончательно охладел к своей работе. Он стал пренебрежительно брезглив к ней. Пошли опоздания, а то и совсем невыходы на работу. Слухи о плохом поведении брата стали доходить до Орловой, да она и сама стала часто замечать это. Соня решила серьезно переговорить с братом, но как - то все откладывала день на день. Однажды Соня, кончив работу и проходя заводской двор, остановилась вместе с собравшимися рабочими возле доски объявлений. На синем фоне доски висел новый приказ. Один из рабочих вслух громко читал: «Чернорабочему по двору Орлову В. И., за халатное отношение к своим обязанностям, частые опоздания на работу и два прогула без уважительных причин в этом месяце, объявляю строгий выговор с предупреждением».

Соня слушала и не верила своим ушам. Но какая-то женщина, сменив чтеца, часто затараторила то же самое.

Соня была подавлена. Жгучий до боли стыд ел ее щеки.

Дома, за столом сидели двое; прифрантившийся брат и его товарищ по заводу. У Виктора был выходной день. На столе стояли пивные бутылки и начатая поллитровка водки. Оба были уже навеселе. В комнате было сильно накурено. При появлении сестры Виктор покачиваясь встал из-за стола и, широко улыбаясь, смущенно пробормотал:

- А я, Соничка, думал, что ты поздно придешь. Хотел вот... малость заложить...

Что ты делаешь? - вспылила Соня. - Пьянствуешь? Лодырничаешь? На черную доску попал! Срамишь сестру, да еще у ней в квартире кабак устраиваешь?

Виктор, очнувшись от выпаленного в него залпа, скосил на сестру зло глаза и задорно начал:

- Вы что же, дорогая сестрица, вздумали учить меня, как жить? Поздновато, голубушка. Ишь, разошлась!! Не забывайся! Я не маленький. И не крепостной. Ты лучше подумай, как бы брата в цех устроить, а там дальше видно будет, а то, ишь, дворником устроила!! Знаем мы вас, коммунистов. А на счет черной доски - плюнуть да растереть. Сам - то я красный. Так - то.-И он громко, раскатисто рассмеялся, поддержанный товарищем.

Соня, бледная, со сжатыми кулаками, прикусив губу, едва не плача выбежала на улицу. Много в этот вечер исходила Соня разных кривых, извилистых московских улиц и переулков. Пошла было в клуб, да встретился ей спешивший куда - то Колька Краснов, крикнул мимоходом: «В клуб? Там сегодня нет никого, спешу!», и уже отбежав, обернулся и крикнул: «Золотце, завтра переводить тебя в партию будем. Не забудь!»

Поздно ночью, блуждая по пустынной, тихой набережной, приняла Соня твердое решение.

На другой день в обеденный перерыв Соня, заглянув в ячейку, услышала о себе лестный отзыв. Колька, стоя перед парт - секретарем с листом бумаги в руке, тыкал туда пальцем, перечисляя фамилии передаваемых комсомолом ребят, и хвалил их. В момент прихода Сони превозносилась как раз ее фамилия.

- Да что вы, братишки, - отшучивался партсекретарь, - я хоть недавно здесь у вас, но отлично знаю ребят, особенно эту Орлову, как ее...

- Золотая - подсказал Колька.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены