Журавль в небе

И Богуславский| опубликовано в номере №950, декабрь 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

— А вы католик. Причем больше, чем сам папа!

Тогда он успокоился и сказал:

— Войдите в мое положение. Ни метра свободной площади.

Я вошел. Выгородил этому Гриню площадку. И вот вам благодарность: уводит от Ленчика жену. От железного, милого парня. А ведь я мог, мог это предотвратить. Нет, я не забуду тот разговор с Гринем. Ведь все можно было решить тогда, будь я не таким рохлей. Ладно. Что же все-таки творится в этом чудном мире? Все думали, что Ленчик и Галка — это по меньшей мере сплав. И все радовались: хорошая пара, черт возьми. Не так часто встретишь. Я же не только радовался. Я даже завидовал Ленчику: его любит такая женщина!

Она очень прямая, Галка. Не no-злому прямая. А так, человечно. Выложит все, что о тебе думает, и улыбается. Ну, красивая, само собой. И добрая. В общем, женщина, от одного взгляда которой робеешь. И в отделе-то на нее не налюбуются: Галочка, Галочка. Одним словом, человек, у которого нет врагов. И что же? Уходит от мужа. Попробуй тут разберись. Итак, еще раз Ленчик.

Ну, во-первых, собственная машина. «Москвич» последней марки. Не пьет, не курит. Любимец отдела. Уважают. Голова. Организован. Пунктуален. Собран. Строг к себе и товарищам. Вроде бы я характеристику строчу или рекомендацию. Вот же он, Ленчик. Лучезарная улыбка. Ровный ряд белых зубов. Русые волосы. Синтетическая куртка, узкие брюки в стрелку. Под курткой свитер. Ботинки — толстая подошва. Теплые носки. Что-то спортивное. Говорю ему:

— Ленчик, ты, как космонавт.

— Угу, силуэт эпохи, — улыбается. Ему, правда, нравится, когда говорят, что он чем-то смахивает на космонавта. Он вообще умеет здорово одеваться. Мужчина. Бесценный дар. Немного коробит. Впрочем, и на солнце пятна... А сейчас как держится. Гордыня. Ни одного слова. А может, врут все. И Чернецкий врет. Надо поговорить. Лично.

Конец смены. Иду. Кульманы, кульманы... Слепит глаза, как от снега. Смотрю ему в лицо. Тусклое и, как ни странно, выразительное.

«Точно: молва, как репей, в ладонь не зажмешь», — думаю. Чтоб никто не слышал, шепчу:

— Пойдем, старик, посидим.

Вслух говорю специально громко, на весь отдел:

— Нужны дополнительные замеры. Лучше прямо в цехе. На месте.

Идем. Сидим за столиком в кафе «Уют». Это рядом с заводом, квартал обогнуть. Еще рано, есть свободные столики. Ленчик знает, о чем будет разговор. Заказывает два пива. Я морщусь. Нет, я понимаю: Ленчик трезвенник, железо. И все-таки говорю:

— По коньяку?

Качает головой, кривит губы. Черт с тобой. Как хочешь. Себе я беру коньяк.

Вообще я не умею пить. Не то, чтобы быстро пьянею, а так: все понимаю, только неточно выражаю свои мысли. Но сегодня я абсолютно трезв. Голова будто провентилирована. Ленчик молча тянет пиво. Чувствую, обойдусь без наводящих вопросов. Ленчик, как почка, готовая взорваться. Понятно, трудно Ленчику. Я бездарно прямолинеен:

— Хочешь совет? Уйди от нее сам. Как мужчина.

— Не могу. Уйдет — перетерплю. Умею терпеть, а уйти не могу.

— Ну, хорошо. А Гринь этот, чем он ее очаровал?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

О, сад ночной…

17 марта 1856 года родился Михаил Александрович Врубель

Ленин идет к Октябрю

4. ПЕТЕРБУРГ (1893-1895)

О хоккее и о себе

От автора