Желтый дракон Цзяо

Андрей Левин| опубликовано в номере №1192, январь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Роман

Невеселые мысли инспектора прервал нарочито любезный голос Белого Бумажного Веера. – У вас еще будет время для размышлений, – сказал он. – А пока немного побеседуем. Когда нам наскучит разговаривать, мы сможем развлечься с крошкой Цян... Присутствующие, в том числе и Цян, захохотали. «До чего же можно дойти!» – с отвращением подумал Патрик.

– Нам есть о чем поговорить, – продолжал Белый Бумажный Веер. – Вас наверняка интересует наша организация. Сразу должен извиниться: я не смогу полностью удовлетворить ваше любопытство. От вас мне скрывать уже нечего-, не, к сожалению, мы здесь не одни. Эти твари, – он кивнул в сторону остальных, – схватывают все на лету. А зачем людям много знать? От этого у них нарушается кровообращение и портится, аппетит. У меня к вам тоже найдется несколько вопросов. Скажу откровенно, меня настораживает ваша осведомленность и тоже разбирает любопытство. Кстати, о любопытстве. Мне страшно хочется узнать, как продвигаются ваши дела на Блаканг-Мати. Этот ужасный могильник всех взбудоражил. Но, говорят, полиция уже неделю топчется на одном месте... скелеты почему-то молчат!

– Не питайтесь слухами, – в тон собеседнику ответил Ло. – Тот малаец, которого вы запихнули вмес...

Он недоговорил. Белый Бумажный Веер рывком поднялся с кресла и сильным ударом в лицо свалил Патрика на пол. Ло стукнулся головой о стену, и затылок снова заныл от боли.

– Не очень-то вы гостеприимны, – глухо произнес инспектор, вытирая струйку крови на подбородке.

– Я же предупреждал, что мы не одни, господин Ло.

Белый Бумажный Веер сел в кресло. Он старался говорить по-прежнему вежливо, но улыбка сошла с его лица. Маленькие узкие глаза сверлили инспектора. Цян, скользнув по Патрику оценивающим взглядом, приняла какую-то таблетку и запила ее водой.

– Господин Ло, не будем терять времени. Вы готовы проявить благоразумие?

Ло поднялся с кресла, продолжая вытирать кровь с лица, и сел на топчан.

– Ответьте, пожалуйста, – ласково сказал Белый Бумажный Веер, и от его тона Патрику стало не по себе. – Иначе вам будет очень больно.

Инспектор искоса взглянул на физиономии стоящих у стены гангстеров. Белый Бумажный Веер перехватил его взгляд и ухмыльнулся.

– Смею вас уверить: они прекрасно знают свое дело. Но они слишком грубы. А вот красотка Цян – само изящество. Взгляните на ее ручки. Это руки виртуоза. Она заставляла говорить многих. Вы не станете исключением.

«Неужели девчонка способна на это?» – подумал Ло скорее с удивлением, чем с испугом.

– Цян!

Цян отделилась от стены и вынула руку из кармана. Между пальцами у нее сверкнула тонкая полоска лезвия.

Инспектор взглянул на ее лицо и невольно сделал шаг назад. Перед ним теперь стояла не смазливая девица, какой она показалась Патрику вначале. Змеиный взгляд немигающих глаз леденил душу. Ноздри ее раздувались, губы перекосились то ли в злобной усмешке, то ли в судороге. Бледное лицо в один миг преобразилось и стало уродливым. Цян сделала несколько глубоких, конвульсивных вздохов, словно ей не хватало воздуха, и начала медленно приближаться к Ло. Два гангстера схватили его за руки.

«Она же невменяема!» – ужаснулся Патрик, вспомнив про таблетку.

Цян сделала еще шаг и резко взмахнула рукой. Если бы мужчины, державшие Патрика, не дернули его за руки назад, бритва располосовала бы ему лицо. Цян, увидев, что жертва ускользнула от нее, издала какой-то гортанный, клокочущий крик и снова подняла руку с бритвой.

– Пока достаточно, – тихо произнес Белый Бумаж-ныи пзввр.

Один из гангстеров, отпустив Ло, перехватил руку Цян и грубо толкнул ее к противоположной стене. Она хрипло выругалась и вновь двинулась к Патрику.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Другая поляна

Фантастический рассказ