Жак, наш друг

К Вишневецкий| опубликовано в номере №795, июль 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Монпелье - маленький городок на юге Франции, расположенный недалеко от Марселя. Жак вырос в этом «зеленом гнезде», как называют Монпелье его жители. Отец Жака - старик Дюкро - работает контролером на железной дороге. Семья у него не маленькая - девять человек детей, так что образование Жака досталось нелегко. Жак окончил педагогический техникум и недавно получил долгожданный диплом преподавателя начальной школы.

В 1957 году, когда он еще был студентом, ему удалось попасть в Москву на всемирный фестиваль молодежи. Эта поездка стала переломным моментом в жизни парня из Монпелье. Москва, советские друзья, энтузиазм народа и широкие перспективы у молодежи - все это захватило молодого француза.

«... Могу сказать, - пишет Жак в письме одному из своих московских друзей, - что Франция - это моя первая родина и Советская земля - моя вторая большая родина. Конечно, я очень их люблю!»

Каждый год, сэкономив свою двухмесячную зарплату, Жак приезжает в Москву и две недели живет, как он говорит, «советским человеком».

Среди москвичей у Жака много друзей. Но есть один дом на Ордынке, куда он заходит обязательно. Здесь живет Таня Тиханова - молодая швея одного из московских ателье...

Все обитатели этого дома встречают Жака как своего старого друга. Сразу же во дворе завязываются беседа, бурные споры, обсуждение международных проблем. Жак - горячий сторонник франко - советской дружбы. В одном из своих последних писем Тане он писал (Жак изучает русский язык и уже может писать по - русски): «Теперь у нас есть ваш президент Хрущев. Надеюсь, что наш и ваш президент будут делать все для мира. Надо обязательно мир - миру!»

Правильно, Жак! Многие разделяют твои надежды. Привет тебе, парень из Монпелье! Мы с удовольствием говорим тебе: «Жак, наш друг!»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Готовы ли наши велосипедисты к Олимпиаде?

Об одном рискованном эксперименте и двух плохих отметках