Землей рожденные мотивы

Алексей Владимиров| опубликовано в номере №1273, июнь 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Апловсат Алиев не принадлежит к числу живописцев, картины которых берут в плен с первого взгляда – они менее всего рассчитаны на эффект. Чтобы понять их подлинную красоту, «услышать» за внешней простотой скрытое многоголосие, необходима творческая активность восприятия. Трудность же в том, что молодой азербайджанский художник говорит со зрителем языком живописи, и только живописи, «литературный ключ» здесь бесполезен.

...Сквозь выжженную солнцем землю пробивается молодой росток – саженец. Возле него две фигуры – старика и мальчика. Старик сидит на земле, как сидит человек, под конец жизни постигший ее великую суть. В позе мальчика – непосредственная грация детства. Что это? Извечная мудрость, философия жизни: два поколения, связанные между собой пробивающимся из земли ростком новой жизни, жизни, взлелеянной непрестанным трудом человека? Да, так, и только так. Но это лишь начало постижения картины, начало размышления, которого требует от нас художник. Для «литературного» истолкования нужно было бы «написать» целую поэму о руках старика и взгляде мальчика, «поразмышлять» о психологических тонкостях в отношениях поколений, о начале жизни и ее конце, о сложности и многообразии бытия... Но разве сама картина не сказала ровно столько, чтобы заставить нас чувствовать то, что чувствует художник?

Апловсат Алиев живет в азербайджанском селении Бузовны, на берегу Каспия. Запах скипидара и красок, столь свойственный мастерской художника, настоян в его доме на запахах деревни. Как человек, как живописец, он прирос к этой земле, и творчество его пустило в эту землю глубокие и крепкие корни. Не случайно в «крестьянских» картинах художника обычно нет действия как такового, нет столь любимой иными художниками кульминации «прекрасного мгновения», даже простого движения живописец как бы сознательно избегает. Алиев показывает глубинные процессы крестьянского труда, духовную его сущность. Вот почему таким сильным мотивом звучит в его картинах изначальная связь человека с землей, причем для выражения этой мысли художник аскетически ограничивает себя в средствах, в отборе деталей – они всегда у него скупые и необходимые.

«Азербайджанское селение» – по жанру чистый пейзаж. Но перед этим внешне статичным безлюдным пейзажем хочется поразмышлять о земле, о человеке, о прекрасном и нелегком его труде, потому что за всем этим есть главное – искреннее отношение художника к жизни.

Даже по представленным здесь немногим картинам Алловсата Алиева можно судить, что поэзия его живописи – тематики, сюжетов, мироощущения, наконец, – сродни его палитре: горяча, напряженна, даже сурова порой, как сама жизнь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены