Запевается песня

В Павлович| опубликовано в номере №185, март 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из «Гиганта» (по телефону)

Директор «Гиганта» Богомолкин

«ЗЕРНОСОВХОЗ «ГИГАНТ» К ВЕСЕННЕМУ СЕВУ В ОСНОВНОМ ГОТОВ. НА ПЛОЩАДЬ ВЕСЕННЕГО ПОСЕВА В 106 ТЫСЯЧ ГЕКТАРОВ СЕМЯН ПОТРЕБУЕТСЯ - 113.880 ЦЕНТНЕРОВ, А ЗАВЕЗЕНО - 101.315 (ВЫПОЛНЕНО 89 ПРОЦ.), ПОДЛЕЖИТ COPТИРОВКЕ - 112.600, ОТСОРТИРОВАНО - 90.470 (ВЫПОЛНЕНО 80 ПРОЦ.), ПОДЛЕЖИТ ПРОТРАВЛИВАНИЮ 83.113, ПРОТРАВЛЕНО 66.943 (ВЫПОЛНЕНО 80 ПРОЦЕНТОВ). ОТРЕМОНТИРОВАНО 164 ТРАК ТОРА (69 ПРОЦ.) ПЛЮС 41, ОТРЕМОНТИРОВАННЫХ ВПЛОТЬ ДО ПОРШНЕЙ. ЗАДЕРЖКА - ОТСУТСТВИЕ ПОРШНЕЙ. ОБЩИЙ ПРОЦЕНТ ВЫПОЛНЕНИЯ ПЛАНА РЕМ0НТА - 87, А СЕЛ. ХОЗ. МАШИН (ПРИЦЕПНОЙ ИНВЕНТАРЬ) - 85 ПРОЦ. ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ВЕСЕННИХ РАБОТ ФОРМИРУЕТСЯ 14 УЧАСТКОВ. РУКОВОДЯЩИЙ ПЕРСОНАЛ УЧАСТКОВ - ЗАВЕДУЮЩИЕ, ПОМОЩНИКИ, МЕХАНИКИ, ПОМ. МЕХАНИКОВ, СЛЕСАРЯ, ТРАКТОРИСТЫ - ПО УЧАСТКАМ РАСПРЕДЕЛЕНЫ. ТРАКТОРЫ И ПРИЦЕПНОЙ ИНВЕНТАРЬ ЗА УЧАСТКАМИ ЗАКРЕПЛЕНЫ И В БЛИЖАЙШИЕ ДНИ ВЫВОЗИТСЯ В ПОЛЕ ТЯЖЕЛЫЙ ИНВЕНТАРЬ. РАБОЧИЕ ПЛАНЫ УЧАСТКОВ СОСТАВЛЕНЫ.»

I

С востока на Сальскую степь бросается суховей - жаркий песчаный ветер. Он иссушает чернозем, выпивает влагу степных оврагов и покрывает непаханые участки желтоватой сединой спаленного ковыля и кермека.

Семь лет назад здесь была целина, вытоптанная табунами степных коней. Коннозаводчики Пишванов, Корольков, Султан - Гирей владели до революции этим огромным лугом, простирающимся на десятки километров, от Маныча до Сала.

В 1928 году индустриализация включила сальскую целину в графики пятилетки. Во исполнение решения партии о строительстве зерновых совхозов, в дикое царство ковыля и суховея пришла армия тракторов. Пришли люди из города; они вбили колышки в сухую растрескавшуюся землю и от колышка к колышку натянули тугую бечеву, звенящую, как струна. Были построены гаражи для машин и бараки для людей. В первую же осень было поднято 60 тысяч гектаров превосходной, столетиями копившей плодородие земли.

Так родился зерносовхоз «Гигант».

Он сразу оставил далеко позади считавшееся до сих пор крупнейшим в мире американское хозяйство Кэмпбелла. Он принес в былинную степную глушь технику индустриального города. Невиданными темпами он изменяет лицо земли, выкорчевывает корни дедовской старины.

Сальская деревня не сразу приняла совхоз. Она ревниво и недоверчиво наблюдала величественный рост «Гиганта»: могучие грейдеры ползали по степным дорогам, расчищая пути к совхозу: неорганизованная, безродная и безыменная земля разбилась на правильные клетки, и каждая клетка получила свой паспорт - свой номер; артезианские колодцы и пруды утоляют горячечную жажду земли; между клетками насажены деревья - защита от ветров. Скоро весь участок совхоза - 275 тысяч га - покроется сетью густых аллей.

По дорогам, проложенным грейдерами, победно въезжали в совхоз машины: 60 - сильные гусеничные «Катерпиллёры», мощные четырехкорпусные плуги, блестящие дисковые бороны, культиваторы, сноповязалки, сеялки. Шли грузовики и легковые автомобили, шли полевые вагоны и вагоны - мастерские. И невиданные до сих пор в нашей стране, переплывшие океан чудовищные комбайны, которые сами скашивают и тут же обмолачивают хлеб.

А вслед за машинами, путаясь в их колесах, бежали шепотливые кулацкие слушки: «Барскую экономию строят. Одних помещиков не стало, другие пришли - пролетарские!»« И еще: «Тракторов навезли, изгадят землю, отравят ядовитым зерном. Не родит земля, не попустит». И еще: «Хлеб сеют. А почем он обойдется им, большевикам, этот хлеб?..»

Но в первую же уборку, в 1929 году, «Гигант» собрал 535 тысяч центнеров высокосортного зерна. Себестоимость была - 5 руб. 40 коп. центнер. А в прошлом году «Гигант» дал государству 960 тыс. центнеров зерна по 4 руб. 20 коп. за центнер.

II

Разговоры о «барской экономии» тоже продержались недолго. Тракторы «Гиганта» после работы не уводились в гараж; они не были орудием эксплуатации; они трудились, не зная выходных дней: закончив работу в совхозе, машины шли в окрестные коммуны и артели - помогать, организовывать, учить.

Уже осенью 1928 г. «Гигант» вспахал 2.500 га крестьянской земли. В 29 - м году при совхозе была создана машинотракторная станция. Единоличное хозяйствование становилось немыслимым; оно отмирало день за днем. «Гигант» собственным примером доказывал, что может дать обобществленное машинизированное земледелие. Вокруг «Гиганта» разрасталось кольцо колхозов. Коллективизированные села Западно - Коннозаводческого (ныне Гигантовского) и Мечетинского районов влились в мощный сельскохозяйственный комбинат, сердцем которого является «Гигант». В комбинат входят овцеводческий племхоз № 2 и три конных завода. Мистеру Кэмпбеллу, льстиво именуемому в американской печати «первым фермером мира», никогда не снилось такое хозяйство. Хозяйство, где зерновая, скотоводческая, овцеводческая, коневодческая, молочная и другие отрасли взаимно дополняют и поддерживают друг друга. Хозяйство, где каждый акр земли, каждая курица, каждый поросенок включены в единый план, где доходы и расходы исчисляются десятками миллионов, где в ногу с сельским хозяйством идет промышленное строительство, воздвигающее вокруг полей и пастбищ мельницы, бэконные фабрики, фабрики по переработке соломы, маслобойные и сыроваренные заводы.

И по мере того, как это хозяйство растет, - все большей бессмыслицей становится убогий, собственный клочок земли, убогая - собственная - лошадь, оскудевшая беспородная коровенка, весь этот скарб, дорогой потому только, что он свой.

Сейчас Гигантовский район завершает сплошную коллективизацию. Последние единоличники отрекаются от старины.

Вот письма середняков села Лопанки в газету «Гигант»:

«Мы, середняки села Лопанского, Гигантовского района, зорко следим за хозяйственной работой колхоза «Сельмашстрой» и нашего соседа совхоза «Гигант»).

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Посевная тревога

Из блокнота ударника

Человекострой

Противоядие энтузиазма