Замкнутый круг

Вольфганг Кинаст| опубликовано в номере №1357, декабрь 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Это тысяча.

– Ну и катись вместе с ней.

Толстяк привычным жестом схватил его за отвороты пиджака.

– Он просил передать, чтоб ты не забывал о договоре.

Толстяк так стиснул ткань пиджака, что он опять стал походить на смирительную рубашку, и у Гермеса вновь хрустнули шейные позвонки. В одной руке Толстяка, наверное, было столько же силы, сколько во всем теле Гермеса. Гонщик выпрямился во весь рост, на лице его заиграла радостная улыбка предвкушения.

Потом Гонщик ударил. Кулак попал Гермесу между скулой и подбородком. Всю голову окутало болью. Удар был настолько сильный, что даже рука Толстяка не смогла удержать Гермеса – он упал на асфальт.

Толстяк нагнулся и снова ухватил Гермеса за пиджак. Без труда, как ребенка, поднял и поставил на ноги. Детектив стоял, пошатываясь.

– Все к лучшему, – пробормотал Толстяк. Потом добавил: – Гонщик может тебя до смерти избить, если захочет. Имей это в виду!

Гермес медленно приходил в себя. Он встряхнулся и, запинаясь, проговорил:

– Да уж, не забуду. Большое спасибо. Толстяк одобрительно посмотрел на него.

– А ты весельчак, – сказал он. – Ты мне почти нравишься.

– Себе я тоже нравлюсь, – пробормотал Гермес. Он провел рукой по пострадавшей половине лица и ощутил густеющую кровь. В ухе звенело, голова кружилась. Он, шатаясь, подошел к кустам, и его вырвало.

А когда он снова повернулся, обоих горилл уже не было. Гермес на подкашивающихся ногах пошел дальше. Пожалуй, избиение можно считать расплатой за все совершенные в этот день ошибки, решил он и невольно улыбнулся. Гангстеры вели себя согласно правилам игры, так что обижаться не на что.

Вдруг в лицо ему ударил желтый свет фонаря.

– Что случилось, вы упали?

Луч пробежал по изрядно помятой фигуре Гермеса.

– Вы пьяны?

Это был полицейский. Вот теперь он появился – когда все уже кончилось. Возможно, все это время он стоял за кустами и наблюдал. В таком районе ничто не исключено. Возможно, он не хотел прерывать то, что происходило между Гонщиком, Толстяком и Гермесом.

– Пьян, да еще как, – зло огрызнулся Гермес. – Я налетел на фонарный столб и разбил лицо.

– Лучше уходите отсюда, – предупредил полицейский. – Идите кратчайшей дорогой, иначе посажу в камеру-вытрезвитель.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены