Юность большой химии

Мидхат Мухтасипов| опубликовано в номере №800, сентябрь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

Большая химия... Оборудование самолетов и космических кораблей, искусственные ткани и меха, обувь и посуда, мебель, автомобили и дома из пластических масс - все это большая химия, которая властно вторгается в нашу повседневную жизнь.

Короткие записи, сделанные в моем корреспондентском блокноте, воскрешают в памяти встречи с молодыми нефтяниками Татарии, кстовскими и сталиногорскими химиками. Перебирая странички блокнота, я думаю о молодежи, делающей большую химию, о тех, кто прокладывает путь в будущее...

Однажды в степи

Помнится, запись эта была сделана на площадке буровой скважины под навесом, гудящим от сплошного потока дождя, который лил почти сутки. Степь вокруг пустынна, подернута сероватой дымкой.

По геологическому проекту центр новой буровой скважины должен быть на шоссе. Естественно, нецелесообразно было перегораживать вышкой магистральную дорогу. Поэтому решили вести бурение наклонным способом. Нона начальной стадии буровых работ было допущено отклонение. Турбобуры потеряли заданное направление. Надо было срочно выровнять скважину. Главный инженер конторы бурения Виктор Прокофьева Иванов то и дело спрашивал по телефону у мастера:

- Геофизики прибыли?

- Нет еще. Дождь... Дороги так развезло, что и трактор не скоро доберется, - отвечал мастер Анатолий Криушкин. Неожиданно в телефонной трубке послышалось шипение, лотом свист, гудки. Криушкин усиленно дул в трубку. - Этого еще не хватало! - сердито буркнул мастер и, сильно хлопнув дверью, побежал к буровой площадке.

... Вахта отлично понимает мастера. Стоящий напротив помощник бурильщика Алексей Курочки - ловким движением стягивает лопасти машинного ключа. Натягиваются стальные тросы, и катушка лебедки наглухо крепит ключ. Висящие на тросе бурильные трубы одна за другой опускаются в скважину. Алексей увидел исчезнувшую под ротором стальную глыбу, но на смену ей верховой Азгар Аглямов, стоявший на самой вершине буровой, готовил уже новую трубу. Азгар крепко привязался монтажным поясом за каркасную перекладину и под сильным, хлестким ветром работал почти на весу. Лишь коленями опирался на перила маленькой площадки. Захватывало дыхание, но подать знак товарищам, работавшим внизу, он не решался. Азгару кажутся вечностью эти минуты: он сильно устал. Неужели не дотянет? Неужели даст товарищам знак прекратить спуск труб? И вот, когда, мазалось, Аглямов был уже не в силах удержать на тросе трубу, он услышал спокойный голос бригадира. Криушкин быстро перехватил рукой трос и громко сказал:

- Быстро иди в вагончик отдыхать, подцепи мне монтажный пояс. Ну, что стоишь? Выполняй приказ!

- Есть выполнять!

Обидно было Азгару оставлять буровую в самый ответственный момент, но приказ есть приказ. Аглямов служил в армии...

Он вошел в вагончик и только тут, в тепле, понял, как сильно он продрог на дожде и ветру. Он вылил кружку горячей воды и сел спиной к батарее, чтобы просушить телогрейку.

На буровой продолжался спуск труб. Сменивший Аглямова мастер работал быстро, он задавал темп всей вахте...

Когда Анатолий Криушкин приехал после окончания Ленинградского горного института на буровую, ему предложили должность инженера, но он категорически отказался:

- Должностей мне не надо: на буровую хочу! Все специальности пройду - начну с подсобного рабочего...

В тот дождливый, серый день я смог побеседовать с мастером Анатолием Криушкиным только после того, как завершился спуск труб и началось бурение, возбужденный Анатолий вбежал в вагончик буровой: гул вгрызающегося в породу долота всегда его радовал.

- Не приходилось бы нам по пять - шесть раз в смену долото менять, давно бы это отклонение ликвидировали... Обидно! - горячо рассказывал Криушкин.

- Отчего обидно? - спросил я.

- Инженеры наши создали лучший в мире турбобур, - продолжал бригадир, - нефтяники всех стран мечтают об этом чуде. Но что получается: на великолепнейший турбобур навинчивается долото, не соответствующее породам, которые нам приходится бурить. Нужны, ох, как нужны бурильщикам долота, которыми можно было бы непрерывно бурить хотя бы одну смену! Ведь это тысячи метров дополнительной проходки скважин!...

Я еще не успел уехать, когда на буровую приехали геофизики, которых так долго ждали. Они измерили путь продвижения долота глубоко под землей. Отклонение было ликвидировано!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены